Все новости

Инфляция и дефляция. Что из этого хорошо, а что плохо?

© Артем Геодакян/ТАСС
Снижение цен первое время радует потребителей, но для экономического роста, затянувшись, может стать проблемой. Рассказываем, почему

На неделе с 6 по 12 августа Росстат второй раз в этом году зафиксировал дефляцию — потребительские цены снизились на 0,1%. Аналогичное сокращение ведомство отметило также в последнюю неделю июля.

Редко и по сезонам

Впрочем, объяснение простое — сезонный фактор. В конце лета — начале осени цены традиционно тормозят из-за удешевления сельскохозяйственной продукции на фоне сбора урожая. Снижение стоимости продовольствия в это время, как правило, перекрывает рост цен на другие товары. Так, ЦБ еще в июне допускал дефляцию в летние месяцы и в сентябре. Тем более что 0,1% — это практически в рамках статистической погрешности, отмечают эксперты.

Факторов, которые бы свидетельствовали о возможности серьезной и длительной дефляции в России, просто нет. Тем более власти и не могут ее допустить — как показывает опыт развитых стран, она только тормозит экономику, подавляя потребительский спрос.

В современной экономике в чистом виде дефляция в принципе встречается редко и носит сезонный характер — как раз на отраслевых рынках. В основном же протекает в виде бифляции — когда одновременно растут цены на товары, которые покупают в рамках основного дохода, и снижается стоимость товаров длительного пользования, которые часто покупают в кредит.

Инфляцию традиционно считают явлением негативным, но делает ли это дефляцию, наоборот, позитивным? Едва ли. Умеренное снижение стоимости некоторых товаров — вроде продовольствия или энергии — действительно может иметь некоторое положительное влияние на потребительские расходы. Но во многом все зависит от причин, которые привели к дефляции, и периода, на который она растянулась.

Цены могут начать падать из-за снижения спроса на продукцию, увеличения объемов предложения, перепроизводства товаров или роста спроса на деньги. Из положительных причин дефляции отмечают ситуацию, когда цены падают из-за улучшения технологии производства и последующего увеличения объемов товаров. Например, как происходит с нынешней бытовой электроникой — более сложной, чем когда-либо раньше, но при этом сравнительно более доступной.

Но после Второй мировой войны о дефляции говорили редко, отметили специалисты НИУ ВШЭ. Главным "врагом" для экономик стала инфляция, которая не отступила даже в 1970-е — во время спада из-за роста нефтяных цен и породила термин "стагфляция". Ситуация, когда экономический спад сочетается с ростом цен. Дефляция же стала представлять скорее академический интерес.

Аномалией на этом фоне стала Япония, столкнувшаяся с остановкой экономического роста после лопнувшего в 1990 году пузыря на финансовом рынке. Десятилетие после этого назвали "потерянным", за ним последовало второе, и страна до сих пор активно борется за инфляцию. Формально целевого показателя в 2% ей удалось достичь и превысить в 2014 году, но сейчас он вновь колеблется на уровне примерно 1%. Хотя остальные показатели при этом остаются довольно хорошими: высокие уровень жизни населения и продолжительность жизни, а также налицо научно-технический прогресс.

Что же плохого в дефляции?

"Если инфляция — это джинн, то дефляция — это орк, с которым нужно решительно бороться", — предупреждала в 2014 году бывшая тогда главой Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард.

Экономист и нобелевский лауреат Пол Кругман назвал несколько причин опасаться дефляции.

Главным образом, при снижении цен люди перестают тратить. Ведь зачем? Если можно подождать и позже купить за те же деньги чуть больше, чем раньше. Но если спрос падает, то нет и необходимости производить товары в том же объеме. Производство сокращается, а это ведет к замедлению экономического роста.

И раз в дефляционной экономике цены падают, бизнес вынужден сокращать расходы, в том числе и пытаться снижать заработную плату. Возникает замкнутый круг — люди теряют работу, из-за безработицы не могут позволить себе покупки, что приводит к дальнейшему снижению спроса.

При этом потребители предпочитают делать сбережения, а не брать кредиты. Ведь возвращать проценты большие, чем сам кредит, заемщикам, естественно, не выгодно. Хотя, если дела в экономике идут хорошо, то этот эффект можно компенсировать низкими процентными ставками. В противном случае даже их может оказаться недостаточно. Проблема, которая становится все актуальнее для европейских государств, у которых специалисты тоже видят симптомы "японской болезни". "Здоровые" кредиты экономике нужны. С одной стороны, они позволяют предприятиям расширять производства. С другой, поддерживают потребительский спрос, который также помогает в развитии бизнеса.

Кругман также обращал внимание на ухудшение положений заемщиков — дефляция усугубляет реальное бремя их долга. Ведь доходы сокращаются, а долг остается прежним. В итоге возрастает число невозвратов, и когда финансовый сектор становится неустойчивым, вкладчики начинают снимать сбережения, боясь потерять их. А вот инфляция, наоборот, приводит к размыванию долга во времени.

Инфляция — лучше?

Слишком высокий рост цен тоже никого не обрадует. Если процентные ставки его не покрывают, то он всегда уменьшает ценность денег. И чем этот рост выше, тем меньше шансов, что вкладчики получат какую-то прибыль с вложений, так что клиенты банков и в этом случае могут начать снимать деньги. Кроме того, высокая инфляция еще и непредсказуема — может разгоняться или двигаться скачками. Это повышает нестабильность на финансовых рынках и лишает предпринимателей стимула брать кредиты на длительный срок.

Полезной экономисты называют низкую или умеренную инфляцию, которая находится под контролем, — до 2−3% в год для общемировой экономики. Для России оптимальный уровень сейчас 4%, подчеркивает ЦБ. Он уже долгое время ориентируется именно на эту цифру как целевую.

Регулятор также объясняет, почему отдельные потребители зачастую не чувствуют на себе эффект от снижения официальной инфляции.

  • Личная потребительская корзина может сильно отличаться от той, что использует при расчетах Росстат.
  • В разных регионах цены растут по-разному.
  • Кроме того, инфляция — это суммарный индекс, а значит, по нему нельзя судить о цене на какой-то один товар. Стоимость отдельных видов продуктов может меняться довольно сильно, но при этом их доля в корзине невелика, а значит они мало влияют на показатель.
  • И остается личное восприятие — скачок цен потребители всегда запоминают отчетливее снижения.

А СМИ напоминают слова экономиста и философа Людвига фон Мизеса о том, что "инфляция — это не стихийное бедствие, катастрофа или болезнь. Это политика. Политика, которая может меняться".

Арина Раксина