Все новости

Глава Федерации компьютерного спорта России: наша страна богата спортсменами-самородками

Дмитрий Смит Пресс-служба ФКС России
Дмитрий Смит
© Пресс-служба ФКС России

Включение киберспорта в программу летних Олимпийских игр является одной из наиболее обсуждаемых тем в рамках олимпийского движения. Такую перспективу не исключает и президент Международного олимпийского комитета (МОК) Томас Бах. Глава Федерации компьютерного спорта России (ФКС России) Дмитрий Смит в интервью ТАСС рассказал о развитии индустрии в стране и мире, возможностях для людей с особенностями здоровья и о том, почему киберспортсменам важно поддерживать хорошую физическую форму. 

 Во многих видах спорта сейчас стартуют сезонные соревнования. А есть ли сезонность в киберспорте?

— Сезонность с точки зрения многих других видов спорта традиционная — "весна — осень" с перерывом на Новый год и летние каникулы. Но это я больше говорю о массовом формате, а если иметь в виду спорт профессиональный, то здесь надо уходить в конкретику. Если в LOL (League of Legends — ролевая видеоигра с элементами стратегии — прим. ТАСС) сейчас межсезонье, то в Dota2 (жанр многопользовательской онлайновой боевой арены — прим. ТАСС) самый главный момент уже наступает — это The International (турнир состоялся с 20 по 25 августа в канадском Ванкувере — прим. ТАСС). Если же мы говорим о массовых соревнованиях, которые проводит наша федерация, то это традиционный формат, и на осень, например, у нас очень много мероприятий запланировано. 

 Какие выделите?

— Уже дан анонс Кубку России, который будет открытым, и в нем смогут принять участие иностранные граждане — здесь прежде всего речь идет о жителях стран СНГ. Кроме того, у нас достаточно большое количество людей и из Европы, даже из Новой Зеландии ребята участвуют. В этом смысле компьютерный спорт практически не признает границ. Если мы говорим про другие соревнования, то в первую очередь мы будем запускать совместно с Российским футбольным союзом (РФС) чемпионат России по интерактивному футболу.

Планируем в этом году осенью запустить школьную лигу по интеллектуальным видам спорта и компьютерному спорту, но этот проект мы пока не анонсировали. Соревнования будут проводиться совместно с Российской шахматной федерацией, мы уже подписали на эту тему соглашение. Естественно мы запускаем и очередной сезон Всероссийской киберспортивной студенческой лиги, которая у нас проходит уже несколько лет. 

 Какие основные стратегические задачи на ближайшее время стоят перед федерацией?

— Главной задачей нашей федерации является построение школы спортивного резерва. Россия очень богата самородками — ребятами, которые сами достигли определенных высот мастерства. Как показывает практика, таких людей много, но недостаточно для того количества, которое требуется на рынке профессионального киберспорта. Сейчас в России есть уже порядка десяти клубов, а спортсменов им не хватает. Поэтому мы работаем в том направлении, чтобы молодые таланты понимали и видели какой-то путь, лестницу в профессиональный спорт. 

— Заметны ли уже успехи в этом направлении?

— Да, первые успехи есть. Молодой человек в прошлом году в составе команды Санкт-Петербургского политехнического университета выиграл студенческие соревнования по Hearthstone (коллекционная карточная игра — прим. ТАСС), а в этом году занял первое место на чемпионате России. Думаю, что его ждет достаточно интересная карьера, к нему наверняка уже обратились с предложениями какие-то профессиональные коллективы. 

Мало у кого остаются сомнения, что компьютерный спорт — это спорт. Министр спорта РФ Павел Колобков в рамках Петербургского международного экономического форума очень серьезно отметил работу нашей федерации и даже ставил нас многим в пример в плане темпов развития.

Если говорить про компьютерный спорт в рамках мира, то здесь мы видим явный всплеск, но развитие идет в двух направлениях. Есть коммерческие турниры, например, тот же The International (проводится с 2011 года — прим. ТАСС). Параллельно с этим есть и официальные соревнования, как чемпионат мира, который ежегодно проводит Международная федерация киберспорта, членом который мы являемся. Вот и сейчас мы сформировали сборную, и в ноябре будем участвовать в соревнованиях на Тайване. 

Как, на ваш взгляд, сейчас обстоит ситуация с включением киберспорта в программу Олимпиад?

— Сейчас идет бурное обсуждение, как именно интегрировать компьютерный спорт в Олимпийские игры. Подчеркну, что вопрос не в том, стоит или не стоит, речь идет именно о том, как это сделать. 

 Возвращаясь к олимпийской тематике, надо сказать, что она стоит особняком, учитывая большое количество вопросов, которые висят в воздухе. Наверное, решение о включении киберспорта в программу Олимпиад все-таки пока отложено не на самую ближайшую перспективу?

— Как говорится, спешка хороша при ловле блох. Я занимаюсь этим вопросом 20 лет и понимаю, что это не очень много. Есть много людей, которые только сейчас узнают про киберспорт, и у них появляются завышенные ожидания, что за год-два все изменится радикальным образом. Но у нашего общества есть инертность, нельзя столь большие и важные процессы решать одним махом, здесь требуются исследование, изучение, обоснование.

Опять же — футбол, баскетбол, волейбол никому не принадлежат, а Dota и LoL принадлежат. И, допустим, Международный олимпийский комитет (МОК) говорит, что хочет Dota2 у себя, и чего? А Valve Corporation (американская компания-разработчик компьютерных игр, создавшая Dota2, — прим. ТАСС) ответит: "А зачем вы мне нужны?" Возникает необходимость договариваться, появляется масса новых вопросов, с решением которых торопиться нельзя. Я с большим непониманием отношусь к тем людям, которые говорят, что Томас Бах (глава МОК — прим. ТАСС) мог бы уже давно десять раз решить и двигаться. 

 Разговоры о сроках и прогнозах в этом плане — дело неблагодарное?

— Давайте так. Моя сугубо личная позиция, а ни в коем случае не мнение федерации, в том, что на Олимпийских играх 2024 года киберспорт так или иначе будет представлен. Но я даже не возьмусь прогнозировать, в каком виде. 

Фестиваль Wargaming Fest в Москве Сергей Фадеичев/ТАСС
Фестиваль Wargaming Fest в Москве
© Сергей Фадеичев/ТАСС

 Но понятно, что существует высокая вероятность того, что в итоге киберспорт будет представлен в измененном, даже урезанном виде, который может как-то не устраивать отцов этой дисциплины. Как вы относитесь к включению киберспорта в олимпийскую программу в таком формате?

— Это очень тонкий вопрос, и на него однозначного ответа, наверное, никто не даст. Давайте порассуждаем. С одной стороны, было бы, наверное, проще туда интегрировать FIFA и сказать, что вот аналог спорта. При этом ведь можно сказать, что это и есть киберспорт, а Dota2 и все прочее — ерунда. Такой подход будет простым, но я всегда призываю не принимать простые решения, потому что они всегда влекут за собой очень много негативных последствий. Если всему многомиллионному сообществу геймеров сказать, что на самом деле киберспорт — это что-то конкретное из всего, что у них есть, думаю, это сообщество будет негодовать. И наоборот, если мы сразу в первый раз постараемся туда запихнуть и Dota2, и Counter Strike (командный шутер от первого лица — прим. ТАСС), боюсь, что уже с обратной стороны будет невозможно это объяснить. 

 Какой выход?

— На мой взгляд, было бы оптимальным немного убрать в сторонку шутеры, файтинги как самую спорную сущность компьютерного спорта. А взять что-то более традиционное и спокойное, тот же вариант появления League of Legends мне кажется нормальным компромиссным вариантом. 

 В случае включения в олимпийскую программу киберспорта FIFA, она не будет смотреться странно на фоне параллельных соревнований по большому реальному футболу?

— Мне кажется, что люди, которые принимают решение, достаточно умные и опытные, чтобы не позволять себе принятие спорных решений. Там семь раз отмерят и только потом отрежут. Думаю, здесь более интересной перспективой является возможность инклюзивности компьютерного спорта. Например, мы у себя проводили соревнования мира уникальных геймеров. Это был турнир, где в том числе участвовали ребята с ограниченными возможностями, и это важный фактор. Компьютерный спорт помогает людям с такими сложностями почувствовать себя в равных условиях. 

 Как изнутри вашими коллегами, федерациями по другим видам спорта, оценивается деятельность ФКС России?

— Не могу сказать, что я пообщался со всеми [федерациями], но у тех, с кем удалось это сделать, подход очень позитивный. Но я бы сказал, что им немного обидно, потому что появляется некая новая сущность, которая становится столь массовой. Кто-то видит в нас потенциального конкурента и немножечко опасается, что мы всех уведем в виртуальный мир, а про реальную составляющую все забудут. Здесь я пытаюсь объяснять и приводить примеры тех же ребят из Virtus.pro (одна из самых титулованных российских киберспортивных организаций — прим. ТАСС). Они показывают, что в здоровом теле здоровый дух. Если киберспортсмен перестает заботиться о своей физической подготовке, то его игровые показатели сильно проседают. Подобная история была, например, и с шахматами, пока в определенное время не поняли, что элемент физической подготовки дал мощный толчок развитию этого вида спорта. 

 Как это работает в киберспорте?

— Если говорить про тех же "виртусов", то у них есть фитнес-инструкторы, которые составляют программу, в том числе физических тренировок, и следят за этим. Там же работают спортивные психологи. В общем, я стараюсь развеять тот миф, что мы тащим страну в какой-то непонятный виртуальный мир, где все забудут про то, как выглядит улица. С другой стороны, пытаюсь объяснить, что мы, наоборот, даем возможность через наши игры приобщиться к реальным процессам.

Неоднократно ведь было, что в один день соревнований ребята играют в FIFA (футбольный симулятор — прим. ТАСС) на приставках, а на следующие сутки те же участники играют в мини-футбол на поле. Как раз через игру люди выходят на реальный спорт, ведь чтобы быть профессионалом в той же FIFA, необходимо следить за этим спортом и понимать, кто что из себя представляет в реальном мире. Это только дает пользу развитию традиционных видов спорта, нас это устраивает. 

 Российская премьер-лига не будет представлена в этом симуляторе за исключением трех московских команд  "Спартака", "Локомотива" и ЦСКА. Отсутствовать в FIFA19 будет в том числе и мощный в нашей стране бренд санкт-петербургского "Зенита". Как это все может отразиться на развитии отечественного интерактивного футбола?

— Безусловно, для самого "Зенита" и других клубов, которые не вошли в новую FIFA, на мой взгляд, это имиджевая потеря. Они остались в стороне от большой истории игры. Для самой FIFA и киберспортсменов, которые ей занимаются, это несущественно. Да, это неприятно, но это досадная мелочь, не более того. Когда проводятся соревнования, ребята все-таки играют теми составами, которые набираются из различных команд, и в этих "дрим тим" не часто попадаются российские спортсмены. С другой стороны, надо понимать, что не так давно профессиональные футбольные клубы начали брать в свои составы киберфутболистов. И это неприятно, когда у клуба есть такой спортсмен, который не может играть за их команду, поэтому для самих клубов это очень существенная деталь в рамках современного развития и взлета интереса к интерактивному футболу.  

 А представители каких-либо клубов выходили на ФКС России с целью консультации по поводу своих действий после таких изменений в FIFA и возможных переговоров по лицензированию своих команд?

— С такой темой к нам не обращались. Обычно это делают по той теме, стоит ли брать в свой состав киберспортсменов, нужно ли ограничиваться только футболистом или все-таки расшириться. Смотрят на иностранных коллег и видят, что те берут спортсменов и по Dota2, и по LoL, и по гонкам. На такие темы к нам достаточно регулярно обращаются. 

 То есть идет погружение непосредственно в киберспорт, а не зацикливание на интерактивном футболе?

— Да. Здесь надо понимать, что интерактивный футбол — целевое направление для футбольных клубов. Но если мы посмотрим в целом на мировую тенденцию, то самые прозорливые клубы как раз расширяют свой спектр и двигаются дальше, не ограничиваясь только интерактивным футболом. 

Кубок РФПЛ по киберфутболу "Олимп"  Вадим Брайдов/ТАСС
Кубок РФПЛ по киберфутболу "Олимп"
© Вадим Брайдов/ТАСС

 Получается, в этом смысле у наших клубов есть целое невспаханное поле?

— Несмотря на тот ажиотаж и многомиллионную аудиторию, которые уже сейчас есть, самому киберспорту очень мало лет. Он еще в состоянии развития, и есть много вещей, которые не устаканились, много вопросов, на которые нет ответов. С точки зрения спорта все только выстраивается, даже для наших коллег из Министерства спорта это сильно в новинку. Безусловно, многие из них понимают, что такое компьютерные игры, но осознать, что это спорт, совсем другой подход — очень тяжело. Тут оказывается, что это не просто развлечение, а есть команды, тренировки, соревнования, призовые фонды, международная федерация. Должно пройти определенное время, чтобы пришло это осознание и люди поняли, как интегрировать новую массовую социальную сущность в правила, по которым живет сейчас государство. 

 Какие трудности наиболее очевидны? 

— Я являюсь членом экспертного совета при Государственной думе, который был создан в этом году. Там мы тоже пытаемся понять, как лучше поступить с точки зрения законодательства, потому что компьютерный спорт с его многообразием очень сложно полноценно положить в существующие рамки. Главной болью является то, что традиционно команды собираются по географическому признаку, а тут первое место на недавнем KFC Battle по Dota2 занимает коллектив, где два человека из Казахстана, два из России и один из Украины. Тяжело. 

 Наверное, уже есть примеры профессионального прогресса киберспортсменов с ограниченными возможностями здоровья?

— Недавно была новость, что подписали двух известных киберспортсменов на крупные контракты, а один из них — человек с ограниченными возможностями. Более того, у нас на соревнованиях играл человек, у которого отсутствует часть правой руки. Этой рукой он нажимал клавиатуру, а левой держал мышку, и в Counter Strike он играл на уровне выше любительского однозначно. Я бы даже сказал, что на уровне полу-про. Эта команда заняла первое место, а этот человек, получается, не отчаялся и понял, что он может. Мне кажется, это хорошее направление, а киберспорт и на Паралимпийских играх займет достойное место. 

 — В любом случае ощущается, что киберспорт становится по-настоящему уникальной дисциплиной, которая открывает абсолютно новые аспекты в мире спорта. 

— Это новая сущность, массовое социальное явление. Аналогов ему не было до этого. Киберспорт ведь стал ответом на новые реалии. Мы же все больше уходим в цифровую экономику, цифровой мир. Но это все слова, а как выражается по факту? Большинство людей работают за компьютером, пользуются смартфонами, практически всегда находятся в информационном потоке. Дети, рождаясь, почти сразу в него погружаются. То, что для нашего поколения еще в новинку, нынешнее поколение воспринимает совершенно по-другому. Ему для успешности в этом мире нужны другие навыки и компетенции.

У меня два ребенка, и я отдаю сына на футбол, потому что для меня важно, что там он научится командному взаимодействию, управлению своим телом и т.д. Но точно так же и компьютерный спорт способен дать человеку те навыки, которые помогут ему стать успешным в нашем цифровом мире. Я за то, чтобы мы взращивали гармонично развитую личность с навыками жизни в современных реалиях и здоровым телом. 

 Скепсис в максимально общественном масштабе, на ваш взгляд, уходит? Пока все-таки исследования отношения к киберспорту, криптовалютам показывают, что многие не знают, не слышали или относятся со страхом. 

— Все в мире относительно. Когда я начинал двадцать лет назад, отношение было из серии "это все ерунда, ничего подобного нет, не выдумывайте". Потом было отношение "ладно, ребята развлекаются, какая-то новая молодежная история, бог с ним". Дальше появилось опасение, потому что это стало очень массово, значит надо срочно запретить и контролировать. Потом появилось осознание, что это уже произошло и надо как-то с этим взаимодействовать.

Сейчас превалирует скорее непонимание, как интегрировать эту сущность в наш мир и начать правильно взаимодействовать, чтобы это было не во зло, а на пользу. Мы пытаемся решать этот вопрос теми способами, которые нам доступны. Ищем новых партнеров, пытаемся найти те эффекты синергии, которые помогут этой сущности интегрироваться в мир без дополнительных потрясений. 

 Главное, что страх меняется этой заинтересованностью в том, чтобы все было гармонично. 

— В свое время большой вклад в это внес первый International, когда впервые прозвучала сумма $1 млн за первое место. Вот это для большинства людей на планете было взрывом мозга, уж извините за простоту слога. Впервые прочувствовали, что это стало чем-то серьезным, а дальше уже пошло развиваться. Сейчас уже $25 млн, а это колоссальные деньги. Даже если мы возьмем наш призовой фонд — 3,5 миллиона рублей — на Кубке России, то на любительских, непрофессиональных соревнованиях по другим видам спорта вы устанете искать подобные суммы. 

Беседовал Александр Бокулев