Все новости

Игорь Шестеркин: перед дебютным матчем в НХЛ внутри был пожар

Игорь Шестеркин Сергей Фадеичев/ТАСС
Описание
Игорь Шестеркин
© Сергей Фадеичев/ТАСС

Олимпийский чемпион и двукратный обладатель Кубка Гагарина российский вратарь Игорь Шестеркин дебютировал в Национальной хоккейной лиге (НХЛ). 24-летний голкипер провел два матча, в которых его команда "Нью-Йорк Рейнджерс" одержала победы над "Колорадо" (5:3) и "Нью-Джерси" (6:3). Шестеркин перебрался в Северную Америку из петербургского СКА и первую часть сезона провел в фарм-клубе "Рейнджерс" "Хартфорде", выступающем в Американской хоккейной лиге (АХЛ). Благодаря хорошей игре россиянин был включен в число участников Матча звезд лиги. В беседе с корреспондентом ТАСС Шестеркин рассказал о первых впечатлениях и адаптации к НХЛ.

— Когда и при каких обстоятельствах узнали, что дебютируете в НХЛ?

— Меня вызвали из "Хартфорда" в первую команду. Было сразу собрание с тренером вратарей и главным тренером. Они мне сказали, что буду играть следующий матч и чтобы я не переживал. Меня вызвали 5 января, я приехал вечером. На следующий день была тренировка, 7 января я уже играл.

— Как проводили время с того момента, как узнали о дебюте, до матча?

— Каждый момент по особенному переживаешь. Даже не знаю, с чем это сравнить. Любой особенный момент в определенной степени будет каким-то волнительным. Я предполагал, что будет происходить, это и происходило. Старался внешне не подавать виду, но внутренне очень сильно переживал.

— С кем-то разделяли эти переживания?

— Близким старался вообще не подавать никакого вида. Говорил, что все хорошо. Подходил как к обычному матчу, но внутри был пожар, все носилось. Но когда на арену приехал, русские ребята Панара с Бучей (Артемий Панарин и Павел Бучневич — нападающие "Нью-Йорк Рейнджерс" — прим. ТАСС) в шутку спросили, как и что. Я сказал: "Ребят, посмотрите, как я пью воду". Думаю, им все понятно сразу стало.

— Вы стабильно хорошо играли на протяжении всей части сезона в АХЛ, когда ждали вызова в основную команду?

— Я надеялся, что меня вызовут как можно скорее. Я для этого сюда приехал и с этой целью работал. У нас в Хартфорде была хорошая команда. Думаю, что меня вызвали из-за статистики во многом благодаря команде, которая очень много бросков блокировала и помогала выигрывать матчи.

— Родные и близкие люди в тот момент были вместе с вами, какие у них были эмоции после того, как сообщили им, что дебютируете в НХЛ?

— Да, родители приехали на новогодние праздники и день рождения (30 декабря Шестеркину исполнилось 24 года — прим. ТАСС). Они должны были улетать 7 января, но я сказал, что меня вызывают в первую команду и, скорее всего, я в этот день буду играть. Поэтому мы решили поменять билеты на следующий день.

— В следующий день они улетели или остались на вторую игру с "Нью-Джерси" 9 января?

— Нет, 8 января они уже улетели, потому что у папы работа. Но они прилетели, все равно была акклиматизация, ночью еще не спали, поэтому спокойно посмотрели матч по телевизору. Очень сильно переживали тоже.

— Что они сказали вам после дебютного матча?

— Я пришел в комнату, где все ожидают близких. Там были родители, жена. Я пришел, не понимал, что произошло. Они были все счастливы, подбежали обниматься и говорить, что очень рады. Я просто стоял и не понимал, что происходит.

— В первом матче вы пропустили две шайбы менее чем за семь минут. Насколько тяжело в психологическом плане было собраться и продемонстрировать свое мастерство?

— Наоборот, после второй пропущенной шайбы совсем отпустило, поймать можно любую шайбу. Тут день на день не приходится. Может быть везучий день, что она попадет в плечо или в штангу. Просто стараюсь работать, запоминать свои минусы и отрабатывать на тренировках то, что не получилось в игре. Понимал, что если еще пропущу, могут поменять. А этого очень сильно не хотелось. Осознавал, что все, к чему я так стремился, может пойти насмарку. Поэтому полностью перезагрузился, переключился и старался продемонстрировать все, что я умею.

— Чувствуете ли, что прибавили за половину сезона в АХЛ и в чем?

— Я сюда приехал, немного окреп. Мне больше доверяли, стал чаще играть. Сказали, что надо привыкать к маленьким канадским площадкам. Показали, как надо правильно работать, подходить к делу. Хорошо, что у нас в Санкт-Петербурге была шикарная база, поэтому я уже был хорошо подготовлен к тому, что здесь может быть.

— Насколько сильно отличается специфика игры в Северной Америке, даже в АХЛ, по сравнению с КХЛ?

— Когда я приехал из КХЛ в АХЛ, было гораздо проще играть, потому что в КХЛ играют более мастеровитые ребята. Здесь тоже есть свои плюсы — хоккей более динамичный, больше бросков. Сейчас в КХЛ, наверное, тоже изменилось, потому что площадки уменьшили. В СКА я, конечно, был вратарем первой команды, но не полностью играл сезон как основной. Мы менялись то с Миккой Коскиненом (нынешним вратарем "Эдмонтона"), то с Магнусом Хелльбергом (голкипером СКА). Но, когда я играл, там больше был красивый хоккей. Надо было хорошо читать игру, потому что могли отдать передачу на пустые ворота. А в АХЛ в основном навалы идут. Думаю, что практически всем вратарям легче играть, когда следует больше бросков по твоим воротам. У нас была шикарная оборона, поэтому не так много бросков доходило до ворот. В таком случае ты, естественно, теряешь тонус и концентрацию, а результат все равно требуют. Поэтому психологически было очень тяжело играть из-за того, что, грубо говоря, каждый бросок может быть последним в игре, и его надо обязательно ловить. А тебе до этого 30 минут вообще не бросали.

— В НХЛ принципиально другой уровень?

— Да. Здесь на порядок уровень выше, чем в АХЛ. Тут люди очень хорошо бросают, и у них голова совсем по-другому соображает. К этому тоже надо привыкать. В АХЛ я где-то мог хитростью сыграть, прочитать игрока. А здесь — наоборот, тебя могут прочитать еще больше. То есть лишних движений в первое время лучше вообще не делать. Потом уже, когда поймешь что к чему, тогда можно будет что-то делать. Пока не могу сказать, что я привык к НХЛ, потому что я сыграл только две игры. Дай бог, чтобы впереди была хорошая карьера, но для этого надо будет работать, работать и еще раз работать.

— Что сказали тренеры и генеральный менеджер после двух первых игр?

— После первой игры сказали, что я молодец. Я сказал, что могу играть лучше. На этом мы закончили разговор.

— Поддерживаете ли связь с российскими хоккеистами "Рейнджерс" (Артемием Панариным, Павлом Бучневичем, вратарем Александром Георгиевым), как они помогают вам?

— Всегда приятно, когда знаешь, что приедешь в команду — и там будут русские. Они автоматом становятся лучшими друзьями, многое с ними обсуждаешь. Но в то же время тяжелее английский выучить.

— Кстати, как с английским?

— Лучше, но пока словарный запас не такой большой. Говорю пока стандартными фразами, хочется больше прогрессировать. Но думаю, что ленюсь немножко, не могу себя заставить. Но в хоккейном плане все понимаю хорошо, а что касается быта — уже тяжелее.

— Как обстоят дела с бытом и повседневной жизнью?

— В Хартфорде все обустроили, снимаем квартиру. Сюда приехали, пока живем в гостинице, а дальше уже будет видно. Живет каждый отдельно. Условия очень комфортные, все отлично — грех жаловаться.

— Какие советы дает такой опытный вратарь, как олимпийский чемпион и чемпион мира Хенрик Лундквист?

— Он никаких советов не дает, да и я сам ничего не спрашиваю. Просто смотрю постоянно на него с открытым ртом. Подмечаю и запоминаю для себя, что он делает. Глаза у меня есть, поэтому наслаждаюсь этим моментом.

— Удалось ли последить за молодежным чемпионатом мира?

— Немного получилось посмотреть. Ребята — молодцы, играли в очень красивый хоккей, мне понравилось. Жалко, что немного не удалось до победы дотянуть. Финал посмотреть не смог, потому что меня как раз вызвали и я ехал в Нью-Йорк.

— Как оцените перспективы Ярослава Аскарова, с которым пересекались в СКА?

— Мы пересекались на сборах. Я сразу увидел, что парень очень хороший. Как вратарь он вообще великолепный. Думаю, что его ждет очень большое будущее. Дай бог, чтобы у него все получилось.

— В России многие весьма неприятно отзываются о нем после чемпионата мира …

— По моему мнению, он все равно большой молодец. Он реально один из фаворитов драфта НХЛ. Думаю, что уйдет самым первым из вратарей. Я видел, как он работает на тренировках. Он понимает, что ему нужно в этой жизни, и идет к этой цели. Мой совет ему — вообще не читать комментарии. Потому что у нас так любят — один раз неудачно шагнул и все.

— Как реагировали на неприятные комментарии в ваш адрес в социальных сетях?

— Это все было и будет всегда и везде, несмотря на то, чем ты занимаешься.

— Как справляться с этим?

— Переводить как-то в шутку либо вообще не смотреть и закрывать глаза на это.

— Вы насколько часто общаетесь с болельщиками в социальных сетях?

— Если что-то хорошее пишут, то по возможности стараюсь ответить, уделить время и пообщаться. А если плохое, то не обращаю внимания, зачем мне это надо.

— В Нью-Йорке или Хартфорде уже что-то писали запоминающееся?

— В Хартфорде есть один болельщик, который ходит с ребенком. Он попросил клюшку после матча, я подарил. Оказалось, что он хороший ветеринар, а мы как раз собаку купили. Все сложилось внезапно.

— В России очень много перспективных молодых вратарей, которые вскоре могут оказаться в Северной Америке, что можете им посоветовать?

— Я пока еще не тот человек, чтобы советы какие-то раздавать. Из личного опыта могу сказать, что если ты поставил такую цель, то надо терпеть несмотря ни на что.

— Насколько популярен хоккей в таком мегаполисе, как Нью-Йорк, как атмосфера на арене?

— Атмосфера сумасшедшая. Здесь видно, что все люди переживают за местные спортивные команды. Также переживают за баскетбольную команду. Однажды я приехал, закончился баскетбольный матч, очень много людей было в форме. Здесь все болеют спортом, все это очень нравится. Город живет спортивными событиями.

— Как отличается атмосфера на матчах НХЛ от игр КХЛ?

— В НХЛ нет отдельных фанатских секторов, как у нас. Здесь весь стадион болеет, что-то скандирует. Один заводит, и весь стадион поддерживает.

— Вы уже приняли участие в принципиальном матче с "Нью-Джерси", насколько сравнима атмосфера с играми СКА против московских команд?

— Пока не могу сказать. Дай бог, чтобы впереди было много интересных матчей и дерби. Пока не сказал бы, что подметил что-то новое для себя, потому что был весь в себе и не смотрел по сторонам — хотелось сконцентрироваться на своей игре. В КХЛ у нас были очень интересные матчи против "Динамо", "Спартака", ЦСКА, также когда играли с грандами Восточной конференции. В Санкт-Петербурге на каждый матч приходило много народу, всегда шикарно поддерживали. Каждый матч проходил по особенному. Всегда было очень приятно там играть. Пока не могу сравнить Санкт-Петербург с Нью-Йорком. Петербург — вообще шикарный город, и болельщики там великолепно поддерживают команду.

— Получалось ли выбраться на игры других видов спорта в качестве зрителя?

— Пока нет. Летом ходили на бейсбол, но это когда я был в лагере новичков, было общее мероприятие.

— Вам интересно было бы посетить матч какой-то другой профессиональной лиги (Национальной баскетбольной ассоциации, Главной лиги бейсбола, Национальной футбольной лиги)?

— Я бы очень сильно хотел сходить на баскетбол. Конечно, я не какой-то фанат, но увидеть игру НБА (Национальной баскетбольной ассоциации) вживую было бы очень здорово и приятно. Мне нравится Леброн Джеймс, у меня с ним день рождения в один день. С удовольствием сходил бы на матч между "Нью-Йорком" и "Лос-Анджелес Лейкерс".

— Поддерживают ли с вами связь тренеры сборной?

— Не знаю. Я ни с кем не виделся, не созванивался. Но если в сборную позовут, я всегда с удовольствием готов приехать.

Беседовал Артем Крук