Все новости

Дергать дракона за усы: США создают коалицию против Китая

© AP Photo/Ng Han Guan, Pool
Кто встанет плечом к плечу с американцами, а кто предпочтет сторону Поднебесной?

Великобритания, Австралия, Канада, Вьетнам — по одну сторону водораздела. Камбоджа, Мьянма — по другую. Филиппины, Индонезия колеблются. Япония выжидает. В Юго-Восточной Азии, Северной Америке и Европе Белый дом ищет союзников против Пекина. Иногда американцам сопутствует удача, но не реже она их и покидает. В августе госсекретарь Майкл Помпео совершает турне по странам Евровостока. В Варшаве и Праге  готовы принять предложения американцев. В Венгрии, напротив, предпочитают продолжить сотрудничество с Пекином.

Все на одного

Замысел создания большой коалиции против Китая медленно вызревал в колебавшейся администрации президента Трампа. В 2017 году Белый дом сделал шаг в противоположном направлении: вывел Соединенные Штаты из ТТП — соглашения о свободной торговле, включающего Японию, Вьетнам, Сингапур и Малайзию, но закрытого для КНР. Поначалу формирование международного блока для давления на Поднебесную казалось Трампу излишним: американцы рассчитывали уладить трудности со своими партнерами с помощью тарифов. В 2020-м ситуация изменилась: поиск кратковременной выгоды отступил в прошлое, на смену локальным торговым войнам пришла глобальная американская инициатива, направленная только против Поднебесной.

Первым о новом подходе Вашингтона в июле 2020 года заявил госсекретарь Майкл Помпео. Визит к ключевому союзнику США в Лондон министр использовал для сенсационного заявления: "Мы надеемся создать коалицию, которая понимала бы имеющуюся угрозу и стала бы работать совместно, чтобы убедить китайскую Коммунистическую партию, что в ее же интересах изменить свое поведение <…> мы надеемся увидеть, как каждая страна, ценящая свободу, демократию, поймет и угрозу, которую Китай несет по отношению к ним". 

Воинственная риторика из уст Помпео прозвучала еще раз в том же месяце, когда он призвал низринуть "новую тиранию", под которой имел в виду Китай. А в Праге 12 августа госсекретарь провел параллель между ССР (Chinese Communist party) и СССР, назвав новый вызов, стоящий перед США, более опасным, чем противостояние в XX веке :"То, что происходит сейчас, — это не холодная война — 2. Противодействовать угрозе со стороны китайских коммунистов в некоторых отношениях намного сложнее. Компартия уже вплетена в нашу экономику, в нашу политику, в наши общества так глубоко, как Советский Союз никогда не был". 

Наращивая темп антикитайских выступлений, американцы дают понять, что не сомневаются и не намерены отступать. Это имеет в виду Трамп, объявивший лидеру Китая Си Цзиньпину нечто вроде бойкота — как постоянно замечает американский президент, он не разговаривал со своим китайским коллегой "уже очень давно" и не намерен делать этого впредь. 

Ход переговоров в Лондоне и затем в Восточной Европе продемонстрировал, вокруг каких узловых точек может формироваться антикитайская коалиция. Это допуск IT-гиганта Huawei в телекоммуникационные сети стран Запада и Востока, ревизия привилегированных отношений с Гонконгом, персональные санкции против чиновников КНР. Однако этой повестки может оказаться недостаточно. Со стратегической точки зрения сдерживание Китая обязательно должно включать в себя военный компонент. В этом отношении на помощь американцам готова прийти Австралия.

Кенгуру и дракон

В Белом доме могли бы назвать единственную страну Зеленого континента своим незаменимым союзником: с середины XX века австралийцы успели принять участие в абсолютном большинстве военных операций, которые вел Вашингтон. Китайское направление — особый предмет их интереса. Еще в начале 2020-го именно Канберра первой выступила за международное давление на КНР. В апреле премьер Скотт Моррисон предложил сформировать интернациональную комиссию по расследованию причин вспышки COVID-19 в Ухане, подразумевая при этом вину Пекина. С тех пор двусторонние отношения развиваются от плохого к худшему. Австралия ввела ограничения против Huawei, а Китай чрезвычайно осложнил доступ на свой рынок для австралийских мяса и ячменя. КНР заподозрили в бойкоте австралийского угля. Зеленый континент ответил обвинениями в проведении хакерских атак.

Эскалация вышла на новый уровень, когда австралийские военные эксперты призвали власти своей страны направить корабли в Южно-Китайское море для сдерживания КНР. Ранее военные суда в эту акваторию уже направляли США и Великобритания. Именно в этом регионе сходятся территориальные притязания нескольких государств: Китая, Вьетнама, Филиппин, Брунея и Малайзии, а также непризнанного Тайваня. На карте Тихого океана это одна из горячих точек.

Исподволь к конфликту с КНР Австралия готовится с 2011 года, когда на территории Зеленого континента создали первую в истории американскую базу. Тогда же австралийцы вернулись и к участию в учениях блока FPDA — военного союза Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и Малайзии, заключенного в 1971 году. Их проведение после длительного перерыва показало, что Австралия ищет союзников в Тихоокеанском регионе и настаивает на сохранении в новых условиях старых, казалось бы, отживших военно-политических альянсов, ведь FPDA создан для защиты Сингапура, которому в наши дни не угрожает никто.

Азия медлит

Поддержку США и Австралии на китайском направлении могли бы оказать страны Юго-Восточной Азии, многие из которых имеют территориальные претензии к КНР. Одна из них — Филиппины, чей конфликт с Пекином еще в 2016 году был вынесен на рассмотрение Гаагского трибунала. Победу тогда присудили островитянам, но Китай признавать авторитет юридической инстанции над собой отказался.

Реакцию Филиппин на призыв к формированию коалиции ждали в Вашингтоне, однако она их обескуражила. Президент страны Родриго Дутерте неожиданно сделал шаг навстречу Китаю: объявил об отказе от участия в традиционных военных маневрах, проводимых под эгидой США. Пекин воспринял решение филиппинцев как свою дипломатическую победу. И хотя островитяне постарались снизить ее значение, призвав не делать далеко идущих выводов, было заметно: на призыв Помпео из Манилы поступила явно прохладная реакция.

Колеблются и в соседней Индонезии. США пошли навстречу этой самой большой стране в исламском мире, поддержав ее территориальные претензии на морскую акваторию в окрестностях островов Натуна — предмет притязаний КНР. Однако ответной любезности из Джакарты не последовало, несмотря на то что между Майклом Помпео и его индонезийским коллегой в июле состоялся телефонный разговор. Если США рассчитывали на совместный выпад против Китая, то желаемого не добились.

О разочаровании в Государственном департаменте говорят не обинуясь. В августе, выступая на слушаниях в сенатском комитете по международным делам, Помпео сообщил, что "удивлен и напуган" событиями на китайском направлении. Причина — реакция "многих стран" на принятие Китаем закона о нацбезопасности в Гонконге, который они поддержали, вопреки позиции США.

Традиционно в своем противостоянии с Китаем США могут рассчитывать на содействие южноазиатского оппонента Поднебесной — Индии. В июне 2020 года отношения между Пекином и Нью-Дели омрачило столкновение в долине реки Галван, где приграничный конфликт, разгоревшийся при до конца не выясненных обстоятельствах, обернулся гибелью нескольких десятков человек. Индийские власти ответили запретительными мерами против китайских производителей приложений для смартфонов. Однако поддерживать глобальную коалицию американцев против Китая в Нью-Дели все же не спешат.

О том, что вызывает сомнения у азиатских держав, даже недружественных Китаю, рассказал в разговоре с ТАСС профессор Чикагского университета Кеннет Померанц. "Никто не готов именно сейчас ухудшать отношения с Китаем, присоединяясь к инициативе, исходящей от администрации Трампа, которая известна тем, что и сама особенно не верит в сотрудничество с кем бы то ни было. Кроме того, велик риск и того, что всего спустя пять месяцев эта команда покинет Белый дом. А когда в январе 2021-го начнется новый президентский срок, многое будет зависеть от приоритетов следующей администрации и того, как станет выстраивать свою политику Китай, претерпит она изменения или нет. На многое окажет влияние фактор пандемии, ведь разные страны с разной скоростью будут справляться с ее последствиями. Что касается Помпео, то у него, вероятно, есть и свои задние мысли. Ведь не за горами предвыборная кампания 2024 года, на которой он может выдвинуть свою кандидатуру. Его нынешние заявления могут иметь куда больше отношения к этому соображению, чем к международным отношениям в чистом смысле этого слова", — заключает эксперт.

Игорь Гашков