Все новости
Санкции в отношении России

Против России, Ирана, Китая. Санкции продолжают вводить, несмотря на эпидемию

© AP Photo/Mark Tenally
В эпоху коронавируса США не откладывают свое главное оружие в сторону

Некоторые из них только в разработке, другие уже приняты, третьи имеют шансы в Конгрессе, но против них выступает президент. В эпоху глобальной эпидемии Вашингтон не намерен отказываться от экстерриториальных экономических санкций — своего главного инструмента в международной политике. В зоне риска — традиционные оппоненты США: Иран, Венесуэла, Китай, Россия. Под меньшей угрозой Сербия, Турция, Ирак и даже Индия. Подход Белого дома критикуют: Москва призывает не вводить санкции против стран, затронутых распространением коронавируса, ООН — остановить действие тех ограничений, которые уже установлены. Едва ли это реализуется в обозримом будущем.

Персидский гамбит

Среди государств, больше всего пострадавших от эпидемии, на особом положении Иран, ведь под экономическим давлением он оказался после разрыва дипломатических отношений с Вашингтоном еще в 1980 году. С 2018 года санкции постоянно ужесточают и вводят новые: в последние месяцы, главным образом, — против тех, кто покупает у Исламской республики нефть. 18 марта в черный список угодили девять компаний из материкового Китая, Гонконга и ЮАР, занятых в этом бизнесе. В том же месяце пострадали их конкуренты: пять фирм из ОАЭ. Тех не спасло даже то, что арабское государство поддерживает дружественные отношения с Вашингтоном. Тогда же санкции ввели и по другому поводу, не связанному с нефтью: против 20 сторонников Тегерана, обвиненных в помощи проиранским ополчениям в Ираке. В списке оказались и несколько компаний.

В марте 2020-го Тегеран направил обращение в ООН с призывом прекратить все формы экономического давления, старые и новые, ссылаясь на трудное положение, в котором оказался. Только по официальным данным, вспышка инфекции унесла жизни не менее 3450 граждан Исламской Республики, а по неофициальным, это количество заметно выше. Все источники сходятся в одном: смертность в Иране приняла такие масштабы, что догнала китайскую.

С экономической точки зрения американское давление лишает страну нефтяных доходов, которые она могла бы инвестировать в здравоохранение. После ужесточения санкционного режима в 2018 году ВВП Исламской Республики снизился на 4,8%, а в 2019-м просел еще на 9,5%. Тегеран называет искусственное сжатие своего экспорта "экономическим", а в последнее время еще и "медицинским" терроризмом. Но Белый дом отвергает эти обвинения. По его замечанию, на доставку гуманитарных грузов в Иран экономические санкции не распространяются. А от непосредственной помощи США Тегеран отказался по собственной инициативе, хотя мог бы принять ее. На этом американцы считают моральную строну вопроса исчерпанной.

В разговоре с ТАСС эксперт вашингтонского Института стран Персидского залива Али Альфонех поделился мнением, что ожидать перемирия ради борьбы с вирусом между Ираном и США не стоит. "Исламская Республика и ее союзники вполне объяснимо настаивают на ослаблении санкций, ссылаясь на эпидемию. Но такого смягчения я не жду. Чиновники, отвечающие в Вашингтоне за политику на иранском направлении, в частности Майкл Помпео, обвиняют Тегеран в том, что он по собственной вине не справляется с проблемой. Белый дом продолжает выявлять компании и частных лиц, виновных в нарушении наложенных на Иран санкций. Цель кампании максимального давления, которую проводит в жизнь США, так и остается неясной. Но, судя по всему, она такова: вызвать крах режима или вынудить его пойти на полную капитуляцию. Однако в обозримом будущем это, кажется, невозможно. Несмотря на трудности, которые Иран испытывает с организацией карантина, никаких признаков скорого коллапса правительства или его капитуляции не просматривается", — замечает эксперт.

В ответ на давление США Иран демонстрирует готовность держать удар. 1 апреля президент республики Хасан Роухани отчитал Вашингтон, заявив, что тот упустил "прекрасную возможность" отказаться от разговора на языке санкций и обвинил в "очевидной" враждебности иранцам. В Тегеране дают понять, что дважды просить не будут и готовы остановить эпидемию собственными силами. Это значит, что противостояние двух держав продолжится, несмотря на наступающий экономический кризис и всемирное распространение болезни.

Кокаин в обмен на санкции

Венесуэла — еще одна страна, встретившая вторжение коронавируса с грузом американских рестрикций за плечами. В феврале 2020 года, когда пандемия была уже в разгаре, Дональд Трамп дал понять, что она не повлияет на его внешнеполитические планы.

В речи о состоянии страны перед Конгрессом президент пообещал нанести удар по венесуэльскому правительству (США считают его не легитимным кабинетом министров, а узурпаторами) и окончательно "сокрушить" его. В феврале и марте санкции были введены против двух компаний, связанных с Каракасом, — дочерних предприятий "Роснефти". Тогда же Белый дом  обвинил президента Венесуэлы Николаса Мадуро в агрессии против США, принявшей форму "наркотерроризма". Как утверждают американцы, недружественный им политик в союзе с повстанческой группировкой из Колумбии FARC наводняет черный рынок Соединенных Штатов кокаином.

Глава Госдепартамента США Майкл Помпео дал понять, что такой вызов без последствий не останется. "Вы все должны знать, что новые санкции на подходе. [Президент Венесуэлы Николас] Мадуро, безусловно, знает, что мы говорим абсолютно серьезно". Впрочем, в апреле США смягчили тон: предложили Мадуро уйти в отставку, а части его министров сформировать коалиционное правительство со сторонниками оппозиции. Каракас ответил на эту инициативу отказом.

Как и в случае с Ираном, санкции — тяжелое бремя для венесуэльской экономики. Подсчитано, что из-за них она лишилась до 90% своей внешней выручки, почти полностью получаемой от продажи нефти.

Нехватка денег привела к урезанию бюджета на здравоохранение - и трудностям с приобретением медицинских товаров.  Причина: ограничения, наложенные американцами на финансовые транзакции венесуэльского правительства через международные кредитные организации.

13 февраля Венесуэла обратилась в Международный уголовный суд в Гааге, представив в своем иске американские санкции как преступление против человечности. По словам министра иностранных дел Хорхе Арреазы, санкции уносят жизни десятков тысяч венесуэльцев ежегодно. 

Вашингтонский Центр экономических и политических исследований уточнил эти данные: по его сведениям, речь идет о 40 тысячах потерянных человеческих жизней за период 2017–2018 годов. 

В разговоре с ТАСС профессор Центрально-европейского университета в Будапеште Джулия Бакстон присоединилась к этой оценке.

"США рассматривают происходящее с Венесуэлой как момент особой слабости и уязвимости для Мадуро. Похоже, что это правда так и есть, если принять в расчет катастрофическое воздействие эпидемии на страну, испытывающую проблемы с водоснабжением, поставками лекарств и медицинской аппаратуры. При этом вполне вероятно, что Трамп действует с оглядкой на трудности, которые еще предстоят ему самому, далеко не лучшим образом справляющемуся с эпидемией в США. Игра мускулами против Венесуэлы помогает ему сплотить своих избирателей- "ястребов", но ценой этого становится обострение кризиса в Южной Америке", - замечает эксперт.

DASKAA для удара по России

Россия — также в числе государств, против которых США продолжают вводить санкции, несмотря на глобальную эпидемию. В марте 2020 года Белый дом установил ограничения против двух компаний из РФ —  Technomar и Avilon, поскольку те закупали товары для фирмы Technopole, внесенной в черный список еще в 2016 году. 

В Конгрессе США обсуждается и проект более серьезных рестрикций. Он получил название DASKAA (Defending American Security From Kremlin Aggression Act ) и пользуется поддержкой влиятельного сенатора-республиканца Линдси Грэма, критикующего президента Трампа за примирительное отношение к РФ. Суть идеи: ввести ограничения для американского бизнеса на участие в совместных долевых проектах с российскими компаниями в энергетике. В случае, если такие соглашения уже были заключены, от фирм из США могут потребовать продать свою долю и выйти из сделки, ослабив российскую сторону ценой собственных потерь. Предполагается, что таким образом Россию могут отрезать от некоторых современных технологий добычи нефти и газа — и вынудить к международным уступкам. Проект санкций DASKAA идет и дальше этого, предусматривая запрет на сделки с новым суверенным долгом РФ, а также расширение списка персональных ограничений.

Пока проект новых санкций проходит стадию экспертизы, и США предстоит решить, выгоден ли он им самим. По мнению части экспертов, выход из уже существующих совместных проектов обернется для американцев убытками потому, что спешная продажа материальных активов — трубопроводов — трудоемка и может обогатить сторону, с которой разрывают отношения, то есть россиян. Больше того, если санкции вступят в силу, отечественные компании получат возможность изгонять американцев практически отовсюду, покупая небольшие доли в международных энергетических проектах с их участием. Антироссийские экономические санкции вполне способны ударить по Америке, однако сторонники у них все равно находятся.  Споры, усугублять экономическое давление или нет, не прекращаются в США и во время всемирной эпидемии.

Тысяча первое предупреждение Китаю

Помимо российского направления, США рассматривают возможность введения новых санкций и против китайского бизнеса. Под прицелом у Белого дома компания Huawei, ограничения против которой уже вводились в 2018–2019 годах. Предполагается добавить к ним новые: обязать производителей микросхем во всех странах мира, если те совершают производственные закупки на американском рынке, испрашивать разрешение на это у США. У давления на Huawei просматривается долгосрочная цель: разорвать сформированную IT-гигантом цепочку поставок, завязанную на тайваньскую фирму TSMC, и помешать сотрудничеству двух компаний. 

Впрочем, в Белом доме на новые меры против Huawei смотрят критически. По сведениям Reuters, президент Трамп опасается ущерба, который этот вариант санкций способен нанести самой американской экономике. Ведь производители микросхем могут, в свою очередь, отказаться от бизнеса с США. 

Помимо традиционных геополитических оппонентов, Вашингтон может ввести санкции против некоторых стран, которых не считают своими врагами. К такому повороту обязывает логика уже введенных санкций. Их нарушители, кем бы они ни были, точно так же должны быть наказаны, иначе механизм экстерриториального давления будет поколеблен. Такой поворот ставит США на грань осложнений с государствами, в обозримом прошлом закупавшими российскую военную технику - ведь американские санкции напрямую предписывают не делать этого. В ряду уже состоявшихся нарушителей - Турция, Сербия и Индия.  Вводить санкции против них или нет? Белый дом взял время на размышление.

Игорь Гашков