Все новости

"Октябрьские сюрпризы" для США. Что думает МИД про санкции и не только?

Андрей Шитов — о российской реакции на американские запретительные меры

Россия не готовит для США предвыборных "октябрьских сюрпризов", хотя для себя самой не исключает с американской стороны никаких новых подвохов. "Махать рукой" на них Москва не намерена, но сама будет делать только то, что соответствует ее интересам. Это подтвердил заместитель главы российского МИД Сергей Рябков, которого я попросил поделиться впечатлениями о недавнем очередном всплеске санкционной активности в США.

Выборы в Америке проводятся в начале ноября, поэтому "октябрьскими сюрпризами" именуются информационные вбросы, способные серьезно повлиять на настроения избирателей и не оставляющие сопернику времени для исправления ситуации. Рябков сказал, что "мы точно не готовим" ничего подобного, "а от американцев можно ждать всего что угодно", причем "зачастую по мотивам, не имеющим к России никакого отношения".

Принцип невмешательства и "политический эксгибиционизм"

По общему мнению политологов, со времени президентской предвыборной кампании 2016 года в США отношения с Россией неожиданно стали важным фактором американской внутренней политики.

Оппозиционная Демократическая партия США до сих пор утверждает, будто действующему президенту страны Дональду Трампу помог прийти к власти некий "сговор" с Москвой. И сам Трамп, и Россия это категорически отрицают.

А наши дипломаты ломают голову над тем, как вообще в таких условиях и контакты поддерживать, и соблюдать традиционный для нас принцип невмешательства в чужие внутренние дела.

Принцип этот, между прочим, международный, подтвержденный резолюциями ООН. А Россия в прошлом году предлагала США подкрепить его и официальной двусторонней договоренностью.

Но американцы связывать себе руки не захотели. Оно и понятно: не говоря даже о каких-то закулисных методах, у них имеется санкционное законодательство, открыто требующее нажима на Россию для изменения политики страны.

Так что они ничего не прячут, а, наоборот, орудуют с циничной демонстративностью, которую Рябков определяет как "политический эксгибиционизм".

Как он напомнил, с 2011 года США уже 61 раз принимали против нас различные карательные меры. По его убеждению, этим дело не ограничится, "будут новые" санкции.

"Мы, конечно, хотели бы махнуть на это дело рукой", — сказал замглавы МИД России.

Потому что привыкли жить в таких условиях, не видим в них повода менять свои оценки и подходы, уверены в устойчивости российской экономики.

Но и "игнорировать, просто отбросить" этот фактор тоже невозможно — хотя бы "в силу экономических законов и глубокой интегрированности России в мировую экономику", — констатировал собеседник.

Он, кстати, отметил, что в последнее время у нас реже звучит тезис о том, будто санкции только помогают нам развиваться.

Непосильная ноша США

На самом деле вопрос мой был не совсем об этом. Известный американский политолог Патрик Бьюкенен на днях выразил мнение, что "Россия, судя по всему, махнула рукой на Запад и смирилась с тем, что ее надежды на перемены к лучшему при президенте Трампе несбыточны".

Ветеран, работавший в Белом доме еще при Ричарде Никсоне и Рональде Рейгане, а позже сам дважды боровшийся за президентское кресло, назвал "незашифрованным сигналом Востока Западу" недавнюю встречу лидеров России и Китая во Владивостоке и последующие крупные военные учения "Восток-2018".

"Наша доля мировой экономики сейчас гораздо меньше, чем при Рейгане, — писал Бьюкенен. — …Мы обязались сдерживать две другие величайшие державы — Россию и Китай. Мы в военном отношении связаны в Афганистане, Ираке, Сирии и Йемене, а наша "военная партия" бьет в барабан во имя еще одной, более крупной войны — с Ираном. Мы вводим санкции против как противников, так и союзников за то, что те не следуют нашему лидерству на Западе и в мире в целом".

В целом глобальные обязательства США, по мнению специалиста, можно сейчас описать лишь одним словом — как "непосильные".

Не знаю, читали текст Бьюкенена в Белом доме или нет, но по сути реакция на его тезисы последовала незамедлительно. США ввели против Китая санкции за закупку российского оружия.

Трамп в ходе визита в штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке обвинил КНР во вмешательстве в американские предвыборные процессы на стороне демократов и еще туже затянул гайки в споре о двусторонней торговле.

Пекин ответил, что неукоснительно соблюдает тот самый принцип невмешательства. Он также жестко предупредил, что если США не одумаются, то им самим придется расхлебывать заваренную кашу.

Интересно, что и Рябков высказался примерно в таком же духе.

По его словам, "содержание сигнала", направляемого сейчас Москвой Вашингтону, "в несколько утрированном виде" выглядит так: "Либо будем договариваться по-нормальному, по-человечески, либо тогда не обессудьте".

"Красные линии"

Что конкретно имеется в виду, можно только догадываться. Рябков заверил, что "мы продумываем сценарии и формы реагирования", но "выкладывать карты на стол" не станем.

"Если бы мы начали сейчас все это излагать публично, мы бы себе навредили", — сказал он, отвечая на вопрос о "красных линиях", пересечения которых Москва не потерпит. По его убеждению, "та группа, которая задает тон" на санкционном направлении в Вашингтоне, как раз все время и выискивает "уязвимые места", чтобы побольнее укусить Россию.

При этом дипломат опроверг расхожее представление о том, будто вопрос о санкциях вообще не затрагивается в диалоге России и США (поскольку, как не раз говорилось, кто эти меры принимал, тому их и отменять, а нас это как бы вообще не касается). По его словам, американцам терпеливо объясняют, почему Москва считает их шаги незаконными, бесперспективными и вредными, мешающими решению общих проблем.

С другими странами, по словам Рябкова, "мы не только обсуждаем, но и разрабатываем методики и приемы, как наилучшим образом обезопаситься, защититься от американских санкций в разных преломлениях". Примеров, по его словам, множество: от сохранения Совместного всеобъемлющего плана действий по Ирану до "Северного потока — 2", нашего двустороннего военно-технического сотрудничества с зарубежными партнерами.

Опасения демократов

Между прочим, любопытные отклики на нью-йоркские высказывания Трампа поступили и от демократической оппозиции в США.

Сарада Пери, работавшая у Барака Обамы старшим спичрайтером, на страницах журнала Atlantic ужаснулась тому, что его преемник уверенно движется к переизбранию (публикация так и озаглавлена: "Его же переизберут, не так ли?").

А экс-помощник Обамы по национальной безопасности Сюзан Райс в комментарии для New York Times посетовала, что Трамп ругается с Китаем и хвалится прогрессом в диалоге с Северной Кореей, но при этом упускает из виду главное — Россию.

"У нас теперь есть более чем достаточные основания полагать, что Трамп действительно в целом имеет в виду то, что говорит", — написала она в своей колонке. А он "прежде всего вновь подтвердил свою решимость выгораживать Россию и минимизировать ту серьезную угрозу, которую она представляет для нас и наших союзников", — подчеркнула Райс, указав, что в ООН хозяин Белого дома все время обходил эту тему молчанием.

Мотивы сомнительны

Я и сам никак не могу отделаться от ощущения (правильнее, наверное, назвать его надеждой), что Трамп действительно, как он не раз говорил, хочет "поладить" с Москвой. А антироссийские маневры своей администрации допускает отчасти для отвода глаз недоброжелателей и защиты своих президентских прерогатив в противостоянии с Конгрессом, отчасти для "размягчения" будущего партнера по переговорам, а отчасти и просто по недосмотру.

Известна же, например, история с высылкой российских дипломатов из-за "дела Скрипалей", когда он поручил помощникам сделать то же самое, что и все союзники Лондона, и никак не больше. А те и сделали "не больше", чем у всех остальных вместе взятых. Им за это влетело, но уже после того, как "поезд ушел".

Вот и один мой старый знакомый из аппарата Конгресса США тоже считает, что непрерывный поток санкций против России — дело рук не столько Белого дома, сколько не в меру ретивых исполнителей в профильных ведомствах.

"В целом администрация спустила это дело на рабочий уровень и пустила на самотек: дескать, делайте что хотите", — сказал этот человек, давно и хорошо знающий санкционную тему.

"А там и рады стараться, — добавил он. — В Минфине постоянно кипит работа, тем более что сверху дают понять: на то, что думают по этому поводу китайцы, русские и кто угодно еще, можно не обращать внимания".

Между прочим, если цель подобных усилий администрации — выбить санкционную дубину из рук Конгресса и предотвратить дальнейшее законодательное закрепление карательных мер, то подход, возможно, не так уж и плох. На Капитолийском холме, по признанию моего знакомого, сейчас нет и не может быть претензий к команде Трампа по санкционной части. Исполнительная власть прилежно делает даже то, чего от нее особо и не требуют, например пополняет черные списки по "глобальному" варианту закона имени Сергея Магнитского.

"Взять и отменить"?

Другое дело, что тот же специалист видит и слабости американского подхода. Он, в частности, охотно признает, что "не допускает и мысли" о том, чтобы Россия уступила санкционному нажиму и сделала то, чего от нее добиваются.

Соответственно, сам этот нажим представляется ему достаточно бесцельным и скорее символическим по своему характеру, направленным не столько на проведение какой-то продуманной стратегии, сколько на "выражение недовольства" по тому или иному поводу.

Что это за повод и насколько он подходящ, действительно уже неважно, поскольку поведение вошло в привычку.

Сравнивая санкции то с "костылем", то с "дробовиком", собеседник приходит к мысли, что, может быть, "для дестабилизации" власти в России Вашингтону разумнее было бы вообще "взять и отменить" все эти меры.

Потому что это действительно застало бы Москву врасплох и помешало бы ей лепить из своей страны образ "осажденной крепости". Впрочем, последнее, конечно, — из области фантазий.

Прогноз неясен

Рябкову объяснения в духе "добрый царь и злые бояре" убедительными не кажутся.

Даже если "взбесившийся принтер" в Вашингтоне действительно продолжает штамповать стандартные санкционные распоряжения по инерции — просто потому, что никто не удосуживается его выключить, — это, по его убеждению, лишь один из слоев санкционного "пирога".

Выше лежит еще как минимум пара уровней, на которых без политических указаний заведомо не обойтись, говорит он.

Примером могут служить так называемые кремлевские списки олигархов и высокопоставленных функционеров, "поприжав" которых, Белый дом рассчитывает повлиять на политику Кремля.

Кстати, Рябков подтвердил, что дипломаты готовы защищать от американского нажима и олигархов, от которых многое зависит в реальном секторе российской экономики. А вот про попытки тех отбиваться самостоятельно, нанимать для этого дорогостоящих юристов он сказал: "Это обречено. Этим можно не заниматься".

А по поводу санкций говорит: "Согласен, что ситуация имеет тенденцию к последовательному ухудшению. И я, честно говоря, не очень представляю: а) чем и б) когда это может закончиться".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru