Все новости

Холодная кибервойна. Что нужно знать про хакерские атаки США на Россию

© AP Photo/Jae C. Hong
Американские журналисты рассказали о том, что Киберкомандование ВС США собирает информацию об энергосистеме РФ на случай серьезного конфликта между Вашингтоном и Москвой

Вашингтон неоднократно обвинял Москву в ведении кибервойны, однако недавняя заметка The New York Times пролила свет на то, что подобными действиями занимаются сами США. Из публикации следует, что спецслужбы Соединенных Штатов стали активнее пытаться внедрить вредоносное ПО в российскую энергосистему. Президент Дональд Трамп уже опроверг эти сообщения, однако в Кремле допускают гипотетическую возможность кибервойны между двумя странами.

О чем говорится в тексте NYT?

?

Газета пишет, что спецслужбы США в течение последнего года стали агрессивно пытаться внедрить вредоносное программное обеспечение в энергосистему России. По словам источников газеты из числа бывших и действующих американских официальных лиц, речь идет о программах, с помощью которых США могут собирать информацию о российской энергосистеме, а также, предположительно, отключить какие-то ее элементы.

Цель подобных действий Вашингтона — "сделать предупреждение" президенту РФ Владимиру Путину, а также иметь возможность осуществить кибератаки в случае серьезного конфликта между Вашингтоном и Москвой. Как глубоко США удалось внедриться в российскую систему, неизвестно. Отключить какие-либо элементы энергосистемы американцы пока не пытались.

Атаки осуществляет, в частности, Киберкомандование ВС США. При этом военные не стали посвящать Дональда Трампа в подробности операции из-за опасений, что президент может приказать прекратить данные шаги или обсудить их с представителями других государств.

Как на публикацию отреагировал Трамп?

?

Президент США назвал статью NYT "фейковой новостью" и "фактически изменой" со стороны "некогда великолепной газеты", которая столь отчаянно нуждается в "любой сенсации, даже если это наносит вред стране". Кроме того, он потребовал от редакции раскрыть свои источники — "если они вообще существуют".

В ответ журналисты NYT заявили, что "обвинять прессу в госизмене опасно", и более того — "сами подчиненные Трампа, занимающиеся вопросами национальной безопасности, сказали, что не испытывают какой-либо обеспокоенности" по поводу публикации. Редакция расценила это как знак того, что "возможно, некоторые [попытки] вторжения были специально предназначены для того, чтобы их заметили россияне".

Кибератаки на российскую энергосистему — звучит как что-то из шпионских фильмов. Это вообще реально?

?

Да, иностранные спецслужбы действительно предпринимают попытки внедрения в системы управления инфраструктурой России. Речь идет прежде всего о транспорте, банковской сфере и энергетике. Такие попытки в российских силовых ведомствах "видят и фиксируют", а также нейтрализуют. По словам спецпредставителя президента России по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности Андрея Крутских, только за период проведения прошлогоднего чемпионата мира по футболу "на Россию из-за рубежа было совершено более 25 млн различных кибератак".

Российская сторона неоднократно заявляла, что стратегически важные области экономики РФ подвергались и подвергаются кибератакам из-за рубежа, напомнил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. "Именно президент Путин, именно российская сторона неоднократно пытались инициировать международное сотрудничество с тем, чтобы совместно противодействовать любым проявлениям киберпреступности, — добавил Песков. — К сожалению, американские партнеры на эти наши предложения никогда не откликались".

Стоит ли мне опасаться по поводу атак на нашу энергосистему?

?

Нет, поскольку она хорошо защищена от действий различных хакеров и киберпреступников, рассказали ТАСС чиновники в сфере энергетики и телекоммуникации. В Минэнерго заверили, что "большинство критически важных субъектов энергетики подключены к государственной системе защиты". Определенной страховкой от атак также является "использование в энергетике отечественных интеллектуальных систем учета, телекоммуникационного оборудования, компонентной базы и защищенных протоколов", отметили в Минкомсвязи.

Критические важные для энергосистемы РФ объекты не имеют выхода в интернет, что значительно снижает риск хакерских атак. Вместе с тем чиновники признают, что с помощью компьютерного вмешательства можно, например, обесточить больницу, школу или целый город, а в случае с газовой инфраструктурой последствия могут быть катастрофическими.

Какие есть предложения по борьбе с глобальными киберугрозами?

?

Одно из них — введение международного моратория на использование цифрового оружия. "Начиная с 2016 года я озвучивал идею введения международного моратория на использование цифрового оружия на заседаниях экспертных комитетов Государственной думы, МИД России, Совета Европы и ОБСЕ. Сейчас этот вопрос актуален как никогда", — указал гендиректор и основатель Group-IB Илья Сачков.

Без какого-либо международного регулирования этого вопроса ситуация в киберпространстве остается опасной не только для России и США, но и для других стран. "Существует международно-правовой беспредел, когда страны принимают доктрины, основанные на превентивных киберударах, когда нет четкого международного права, регулирующего этот вопрос, когда Совет Безопасности ООН фактически не уполномочен разбирать инциденты в информационном пространстве", — отмечал спецпредставитель президента РФ Андрей Крутских.

О кибервойне говорят уже давно. Тогда почему NYT напечатала эту заметку именно сейчас?

?

Статья бросает тень на и без того непростые отношения между РФ и США. Она была опубликована в преддверии саммита G20 в Осаке, в ходе которого должна пройти встреча Трампа и Путина. В прошлый их переговоры были запланированы на саммите "двадцатки" в Буэнос-Айресе 30 ноября — 1 декабря 2018 года. Однако президент США в последний момент отменил встречу из-за инцидента с украинскими кораблями в Керченском проливе, и лидеры лишь кратко пообщались в кулуарах мероприятия. Так что нельзя исключать, что заметка о кибератаках была призвана саботировать новый раунд переговоров.