Все новости

Цифровая валюта центробанков: что нужно знать

Здание Банка России
© Гавриил Григоров/ТАСС
В октябре 2020 года Банк России представил концепцию цифрового рубля и предложил ее для обсуждения рыночным игрокам и экспертному сообществу. Пока российский регулятор еще только изучает вопрос, зарубежные экономисты уверены — мировым центробанкам недолго осталось сохранять статус-кво и скоро им придется принимать решение по цифровой валюте

Детали

Банк России в последние месяцы 2020 года неоднократно обсуждал с участниками рынка цифровой рубль — его возможности, риски и в принципе целесообразность запуска. Вот что сам регулятор рассказывал о том, как видит цифровой рубль.

  • Это дополнительная форма российской валюты. Как и у обычных банкнот, у каждого цифрового рубля будет свой уникальный цифровой код.
  • Храниться цифровые рубли будут в специальном электронном кошельке. Что он будет представлять из себя в жизни — приложение, пластиковую карту, комбинацию этих вариантов или что-то еще — только предстоит определить.
  • Передача цифрового рубля от одного пользователя к другому будет происходить в виде перемещения цифрового кода с одного электронного кошелька на другой.
  • Цифровой рубль будет сочетать в себе свойства наличных и безналичных рублей. То есть цифровые рубли можно будет использовать, например, для расчетов онлайн или офлайн — при отсутствии интернета.
  • Для второго понадобится заранее сохранить на электронном кошельке какое-то количество цифровых рублей. По сути, точно так же, как сейчас приходится запасаться наличкой, если вы отправляетесь в места, где не принимают банковские карты.
  • Он будет выполнять все три функции денег: средство платежа, мера стоимости и средство сбережения. А все формы рубля будут равноценными: так, один цифровой рубль будет равен одному наличному и одному безналичному. Наличные при этом никуда не исчезнут — одна форма не заменит другую, успокоили в ЦБ. Позднее регулятор уточнил, что базовая концепция цифрового рубля не предусматривает использование его для вкладов и кредитов.
  • Каждую форму можно будет переводить в другую и обратно.
  • Цифровой рубль не криптовалюта. Классические криптовалюты не могут выполнять все функции денег, у них нет единого эмитента, гарантий прав граждан, они не подкреплены ценными активами, а их стоимость подвержена бесконтрольным колебаниям. Цифровая валюта центробанков (ЦВЦБ), хотя и создается с помощью цифровых технологий, остается полноценной формой национальной валюты, функционирование которой обеспечивает государство в лице все того же ЦБ.
Формы денег

Сейчас в экономике существует три главные формы денег:

  • наличные (банкноты, монеты) — выпускает ЦБ на защищенном носителе; передается из рук в руки; ответственность за сохранность лежит на владельце; подделка карается законом;
  • средства на счетах в коммерческих банках — запись на именном счете владельца в коммерческом банке; ответственность за ведение и состояние счетов, операции с записями на счетах несет открывший их банк. В широком смысле для обывателя операции именно с этой формой денег и подразумеваются под безналичными расчетами;
  • безналичные деньги, выпущенные ЦБ, — счета коммерческих банков в Центральном банке.

К первым двум население, компании, небанковские финансовые посредники имеют прямой доступ, последние доступны только для банков.

И строго говоря, инновационность цифровых валют не в их цифровой природе, считают в Центре исследований экономической политики (CEPR), а в том, что они делают цифровые деньги общедоступными.

Продолжение

Крупнейшие участники рынка поддержали концепцию Банка России, хотя вот Сбербанк предложил расширить свойства цифровой валюты на все безналичные деньги. По мнению представителей госбанка, платежная система получит больше преимуществ от эволюции безналичного рубля, нежели от создания дополнительной цифровой валюты. Кроме того, там выступили против централизованной системы учета цифрового рубля, ведь строить ее так, чтобы она выдерживала нынешнюю нагрузку безналичных расчетов, будет сложно и рискованно.

Независимые эксперты и небольшие рыночные игроки же сходятся во мнении, что ясности в нынешних планах на цифровой рубль пока не хватает. А почти половина банков не видят за ним особых преимуществ, заявили в Ассоциации банков России (АБР).

В любом случае результаты обсуждений будут учтены, затем на их основе планируется разработать платформу и провести пилотирование на ограниченном количестве пользователей. Стартовать "пилот" может в лучшем случае к концу 2021 года. И вот уже по его итогам Банк России и будет принимать решение о целесообразности полноценного запуска цифрового рубля.

Зачем ЦБ цифровая валюта

С учетом ускорения цифровизации экономики на фоне пандемии регулятор допустил, что цифровой рубль "может стать новым удобным дополнительным средством расчета как для покупателей, так и для продавцов, в том числе на отдаленных, малонаселенных и труднодоступных территориях, где доступ к финансовой инфраструктуре ограничен. Благодаря цифровому рублю возрастет охват населения финансовыми услугами, которые станут доступнее, что в итоге улучшит качество жизни людей". Например, избавит от "платежного рабства", заявила первый зампредседателя Банка России Ольга Скоробогатова. Под ним она имела в виду заградительные тарифы и лимиты на переводы в рамках Системы быстрых платежей, которые установили некоторые банки. Так, например, у Сбербанка нельзя через СБП переводить без комиссии больше 50 тыс. рублей в день.

Кроме того, в ЦБ рассчитывают, что запуск цифрового рубля станет стимулом для "инноваций как в сфере розничных платежей, так и в других сферах, и поддержит развитие цифровой экономики. А уменьшение зависимости пользователей от отдельных провайдеров повысит устойчивость финансовой системы страны".

Внедрение цифровой валюты может минимизировать цепочку посредников при платежах. Что не только их удешевит, но и сделает быстрее, проще и безопаснее. Сейчас каждый раз, когда покупатель оплачивает товар по безналу, с помощью карты, к проведению платежа между ним и продавцом подключаются банки-посредники. Они отвечают за обработку и передачу данных клиента. Это называется эквайринг, и за его обеспечение банки выставляют продавцам эквайринговые комиссии. Они в свою очередь напрямую зависят от размера межбанковской комиссии, которую устанавливают платежные системы. Уже долгое время длится спор: представители бизнеса просят ЦБ повлиять на банки и снизить эквайринговые комиссии, банки отстаивают свою позицию. Регулятор пошел на ограничение комиссий на фоне пандемии, но эта мера закончилась и кредитные организации вернули ставки эквайринга на допандемический уровень.

Вместе с тем в ЦБ отметили, что в период введения цифрового рубля кредитные организации могут столкнуться с повышением волатильности остатков на счетах клиентов и изменениями в структуре балансов. Ведь после введения цифрового рубля средства будут распределяться между наличными деньгами, средствами на счетах в банках и цифровыми рублями в электронных кошельках. Например, если человек пополнит электронный кошелек в цифровой валюте ЦБ деньгами со счета в банке, активы и пассивы банка в этот момент сократятся. Из-за этого может измениться и потребность банков в ликвидности. Тем не менее впоследствии цифровой рубль сделает финансовую систему устойчивее, подчеркивает регулятор.

Но на начальном этапе банкам будет сложно прогнозировать спрос на цифровой рубль, учитывая, что граждане и компании раньше им не пользовались. Сбербанк, например, предрек отток до 2–4 трлн рублей с банковских счетов в цифровой рубль в течение первых трех лет после его введения.

За и против

Технических сложностей во внедрении цифровой валюты эксперты не увидели. Та же технология блокчейна, которая может быть использована для реализации проекта, в том числе централизованного, уже хорошо опробована, и есть достаточно примеров успешного использования в самых различных отраслях.

Один из вероятных минусов — незнание технологии большинством людей и как следствие — недоверие к цифровой валюте, отметил технический директор международной криптобиржи CEX.IO Дмитрий Волков. А это в свою очередь грозит породить уязвимость, которой постараются воспользоваться мошенники.

Что касается угрозы воровства, то возможностей украсть классическую криптовалюту, на опыт которой пока можно ссылаться, немало. Но хакерские атаки работают только при хранении криптовалют в онлайн-кошельках, например на криптовалютных биржах. При хранении криптовалюты на аппаратном кошельке риск кражи сильно снижается. В этом случае она возможна по классической схеме с использованием социальной инженерии — если владелец сам переведет деньги мошенникам. Впрочем, не исключено вмешательство в распределенный реестр злоумышленника, имеющего соответствующий доступ к системе изнутри.

Сбербанк, по данным РБК, оценил затраты банковского сектора на создание киберустойчивой системы цифрового рубля в 20–25 млрд рублей. По мнению госбанка, существующая система просто не справится с угрозами для новой формы валюты. Это и хищение профиля пользователя через взлом личного кабинета или из-за ошибки при идентификации, и слабый уровень защиты финтехкомпаний, которые могут быть допущены к проведению расчетов с цифровым рублем и открытию кошельков, а также повторное использование одной и той же цифровой валюты при офлайн-расчетах. В ЦБ же отметили, что реальные затраты можно будет оценить, только когда будет выбрана модель внедрения цифрового рубля.

Говоря о потенциальных плюсах цифровой госвалюты, Дмитрий Волков отметил более высокую конфиденциальность платежей с точки зрения защиты персональной информации от третьих лиц, более высокую скорость трансграничных переводов, более низкие или нулевые комиссии за переводы.

Вице-президент Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Владислав Мартынов ранее призывал отдать коммерческим банкам максимальное количество функций при реализации проекта цифрового рубля, чтобы избежать критического перетока средств из коммерческих банков на счета ЦБ. По его мнению, цифровые кошельки граждан должны вести именно коммерческие организации.

ЦБ в своем октябрьском докладе описал четыре модели внедрения цифрового рубля: в двух из них банки рассматриваются как посредники, еще одна в принципе не предполагает их участия, а четвертая предполагает, что цифровой рубль будут использовать только для межбанковских расчетов (такая цифровая валюта называется "оптовой"). По словам зампредседателя ЦБ Алексея Заботкина, большинство центральных банков склоняются к варианту, где цифровая валюта доступна всем — и гражданам, и компаниям, и финансовым организациям ("розничный" вариант цифровой валюты). Банк России не исключение. В целом же больше 30% регуляторов, работающих над цифровыми валютами, рассматривают "розничный" вариант, около 20% — "оптовый", а половина — и тот, и тот.

В России больше 60% опрошенных АБР кредитных организаций выступают за ту модель, где ЦБ открывает и ведет электронные кошельки с цифровым рублем для банков и финансовых посредников, а те уже открывают и ведут электронные кошельки для граждан.

Кроме всего прочего цифровая валюта может стать уникальным инструментом в борьбе с коррупцией, благодаря прозрачности проводимых платежей и как следствие — возможности отслеживать целевое использование цифровых средств. С другой стороны, центробанки таким образом получат доступ к колоссальным объемам данных о населении и их финансах, что вызывает уже критику.

Зарубежный опыт

Переломным моментом в отношении мировых центробанков к цифровой валюте в Центре исследований экономической политики (CEPR) назвали попытку Facebook создать собственную криптовалюту Libra. В ней — с учетом двухмиллиардной аудитории соцсети — рынок увидел возможность появления новой глобальной валюты. Попытка в итоге пошла не по плану компании — Libra пока так и остается в разработке и уже успела "сменить" имя. Но она стала катализатором цифровых реформ, заявил глава Центрального банка Швеции Стефан Ингвес. Монетарные власти заинтересованы сохранять контроль над платежной системой, как и над финансовым сектором в более широком смысле, и защищать привлекательность национальной валюты.

Так что неудивительно, что к началу 2020 года, согласно опросу Банка международных расчетов (БМР), в котором участвовали 66 центральных банков, так или иначе над цифровыми валютами работали около 80% регуляторов. При этом 40% перешли от концептуальных исследований к экспериментам. По данным Всемирного банка на апрель 2020 года, около 20% из этих же 66 центробанков рассматривали возможность введения цифровой валюты в ближайшие шесть лет. А к середине текущего года 36 центральных банков опубликовали свои аналитические исследования по цифровым валютам, и осенью к ним присоединился Банк России. Три страны завершили тестирование цифровой валюты (Уругвай, Украина, Эквадор), а еще шесть уже реализуют пилотные проекты.

В Китае работа над проектом была запущена еще в 2014 году, а в 2020-м власти начали публичное тестирование валюты, получившей название DCEP, в нескольких городах. Китай планирует полноценно начать использовать DCEP уже к Олимпийским играм — 2022 в Пекине.

Дмитрий Волков также напомнил о примере Швеции, где наличные деньги составляют только 1,3% ВВП. Для сравнения: в России этот показатель — 9,9%% ВВП, в США — 8,2%, а в еврозоне — 10,9%. Шведская цифровая валюта получила название e-krona — работа над ее созданием началась в 2017 году, а пилотный проект стартовал в феврале 2020 года. Цель проекта — показать, как e-krona может использоваться широкой публикой в дополнение к существующим наличным и электронным деньгам.

А в январе Центробанки Канады, Англии, Японии, Швеции, Швейцарии, а также Европейский центробанк совместно с БМР объединились, чтобы обмениваться опытом изучения вариантов использования цифровых валют.

Ориентироваться на другие страны можно и нужно, подчеркнул Дмитрий Волков, но прежде всего в экономическом, а не технологическом плане. Ведь в основе государственных цифровых валют лежат уже известные технологии — та же технология распределенного реестра, которая успешно применяется в самых разных областях на протяжении более чем десяти лет. Поэтому каких-то прорывных технологических решений, которые до сих пор не были реализованы ни одним блокчейн-стартапом, со стороны центробанков ожидать не стоит.

Арина Раксина