Все новости

Станислав Поздняков: 2020 год был сложным, но провожаем мы его с оптимизмом

Станислав Поздняков Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Станислав Поздняков
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Уходящий 2020 год стал одним из самых сложных в истории российского спорта. В первую очередь из-за проблем, связанных с пандемией коронавируса. В этих условиях спортивное руководство страны было вынуждено бороться за будущее атлетов в суде — 17 декабря спортивный арбитраж в Лозанне утвердил список санкций в отношении российского спорта со стороны Всемирного антидопингового агентства (WADA). Российские спортсмены до 16 декабря 2022 года на Олимпийских играх и чемпионатах мира будут выступать без флага и гимна страны.

Президент Олимпийского комитета России (ОКР) Станислав Поздняков в интервью ТАСС рассказал о своем отношении к уходящему году, о том, какие шаги ОКР планирует предпринимать в свете решения CAS и как спортсмены страны, в числе которых и его дочь чемпионка мира по фехтованию София Позднякова, готовятся к Олимпиаде в Токио.

— Вы удовлетворены тем, как прошел 2020 год для российского спорта?

— Конечно, я не могу быть удовлетворен, как и большинство спортсменов, тренеров, спортивных специалистов. В этом году произошло глобальное со знаком минус событие — перенос Олимпийских игр из-за пандемии. Но вместе с тем провожаем мы 2020-й с оптимизмом, потому что все шаги, которые предпринимали мы, наши коллеги из Международного олимпийского комитета, оргкомитета Олимпийских игр, ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения — прим. ТАСС), других задействованных организаций, ведут к тому, что Игры в итоге состоятся. И мы к ним готовимся в полном объеме.

— Международный спортивный арбитражный суд вынес свое решение в отношении российского спорта. Если сейчас уже можно, расскажите немного о ходе самого заседания. На что делался основной упор в защите наших интересов?

— Мы, как и Паралимпийский комитет России, выступали на заседании в качестве третьих сторон. Основными действующими лицами на этой площадке были CAS, Всемирное антидопинговое агентство (WADA) и Российское антидопинговое агентство (РУСАДА). Могу сказать, что многие доводы ОКР, наших адвокатов были учтены в итоговом решении. Самым главным, если абстрагироваться от всего написанного в документе на 200 страниц, было то, что мы добились полного и безусловного участия наших спортсменов в Олимпийских играх. Российские атлеты будут выступать, как мы того и добивались, наравне со всеми остальными спортсменами мира, без каких-либо дополнительных критериев, ограничений и тому подобного, на чем изначально настаивало WADA и с чем, к слову, нам предлагали согласиться без суда отдельные специалисты в России.

Принятое в этой части со стороны CAS решение — абсолютная победа здравого смысла и уважение к общечеловеческим ценностям. Причем ничего общего с ситуацией перед Олимпиадой в Пхёнчхане в 2018 году, которую сейчас иногда упоминают в СМИ, нынешние реалии не имеют. Тогда, в Южной Корее, наши спортсмены могли принять участие в Играх только по приглашению МОК, потому что ОКР был временно отстранен. А сейчас ОКР формирует команду на Игры, как это записано в Олимпийской хартии. МОК уже прислал нам приглашение в Токио.

Как раз это является для Олимпийского комитета России вторым важным итогом слушаний. Решением CAS подтверждено, что ОКР остается полноправным участником олимпийского движения со всеми правами и обязанностями. Таким образом, можно сказать, что на данный момент общепринятые права человека и спортсменов не нарушены с точки зрения законодательства, в том числе законодательства Швейцарии, под юрисдикцией которого находится то же WADA.

Вместе с тем остается ряд вопросов, которые вызывают несогласие с нашей стороны. Например, решение, связанное с правом главы суверенного государства присутствовать на церемонии открытия Игр. С точки зрения мировой практики никогда еще ни один фонд, которым по организационной форме является WADA, не пытался апеллировать к главе другой страны. Собственно, это само по себе является удивительным.

Конечно, это было неприемлемо для нас и до начала слушаний, безусловно, это разочаровывает нас и сейчас. Что касается CAS, то суд в итоге принял компромиссное решение, чтобы не нарушать общепринятую практику, когда главы государств приглашают друг друга на те или иные мероприятия на территории соответствующих стран. Согласитесь, трудно представить в принципе, что руководитель той или иной страны едет на открытие большого спортивного мероприятия без официального приглашения.

Второй момент, на который я хочу обратить внимание, — господин Тейлор, председатель комиссии по соответствию WADA, когда писал в прошлом году все эти рекомендации и санкции, не скрывая говорил, что его главное желание — унизить Россию. В этом своем намерении он зашел настолько далеко, что в какой-то момент вышел за рамки полномочий и здравого смысла. Представьте себе на секунду — если бы CAS не принял ту оговорку, которая приписана в итоговом документе, про возможность официального приглашения. Тогда присутствие президента России на Олимпийских играх по приглашению, например, японской стороны, привело бы к чему? К остановке Игр? То есть МОК и организационный комитет были бы признаны несоответствующими антидопинговому кодексу, и, таким образом, Олимпиада к моменту открытия была бы приостановлена? По требованию швейцарского фонда. Это же полный абсурд. Так что в данном случае здравый смысл возобладал над некими элементами ненависти к нашей стране одного отдельно взятого британского юриста.

— Что сейчас является самым главным условием для полной стабилизации ситуации и сколько времени это может занять?

— Самое главное, что в этой ситуации удалось отстоять права и интересы спортсменов и тренеров, которые могут участвовать во всех международных соревнованиях. Я не вижу сейчас причин для дальнейшего педалирования этой темы. Решение CAS подвело черту под этим вопросом.

— После объявления решения вы сказали: "Мы оставляем за собой право на продолжение юридической линии". В каких именно вопросах эту линию нужно продолжать? И будете ли вы это в итоге делать?

— В ходе арбитражной процедуры и до вынесения финального решения ОКР совместно с ответчиком, третьими лицами, неоднократно обращал внимание на многочисленные процессуальные нарушения, которые касались компетенции Спортивного арбитражного суда. Будет не очень правильно говорить сейчас, какие именно моменты вызывают вопросы, но мы за время новогодних праздников и рождественских каникул у наших европейских партнеров детально проработаем нашу позицию, подготовим возможные шаги и действия. Хочу еще раз подчеркнуть: с точки зрения наших юристов, были допущены процессуальные нарушения, которые мы планируем оспаривать в кассационной инстанции.

— Как нам действовать в ситуации с РУСАДА, как будут тестироваться наши спортсмены? Если этой возможности РУСАДА будет лишено? По заявлению РУСАДА, этот вопрос будет решаться при "взаимодействии двух сторон", когда это взаимодействие начнется? Или оно не прекращалось? Вышла новость, что мы должны платить WADA.

— Что касается вопроса о штрафных санкциях, которые вынес CAS в отношении РУСАДА, больше, чем есть, комментировать сложно. Но при этом мы с самого начала процесса постоянно задавали один вопрос: почему предлагается лишить РУСАДА статуса соответствия, если оно постоянно проверяется WADA в рамках своей операционной деятельности, регулярно проходит аудит и никаких вопросов или претензий к процедурам тестирования, планированию, осуществлению функций, закрепленных за РУСАДА, нет, все выполняется в полном объеме и без нарушений.

Собственно, в итоге WADA само официально объявило на днях, что, несмотря на лишение статуса по решению CAS, РУСАДА продолжит де-факто на территории России всю свою основную операционную деятельность, тестирование, сбор информации, проведение расследований в отношении возможных нарушений антидопинговых правил.

— Может ли история с санкциями получить продолжение после Игр в Пекине?

— Санкции, описанные в решении CAS, истекают 16 декабря 2022 года. Не вижу никаких предпосылок, чтобы говорить о них по истечении этого срока.

— Скажите, какова была ваша первая реакция, когда вы узнали о принятии "акта Родченкова"? И возвращаясь к теме "взаимодействия сторон" — получается, что продавить сферу своего влияния на американские лиги у WADA не получилось? Или же желания не было?

— Первой реакцией, безусловно, было недоумение. Объясню почему. Когда отдельное государство пытается распространить свои собственные законы экстерриториально на другие страны мира — это вызов, демонстрация некой своей исключительности, права силы. Мне кажется, что подавляющему большинству в мире такого рода демонстрации в последнее время уже сильно надоели.

Что касается самого американского антидопингового агентства, при всей его медиаактивности и громких высказываниях руководителя, обращает на себя внимание тот факт, что USADA полностью не контролирует ни одну из национальных коммерческих спортивных лиг. Таким образом, большая часть американского спорта, в том числе олимпийского, находится вне зоны деятельности национального антидопингового регулятора и, соответственно, Всемирного антидопингового агентства.

При этом американская сторона часто апеллирует к WADA, призывает к реформам агентства. Это отчасти справедливо, только ведь сами американцы никоим образом не хотят двигаться в сторону поиска консенсуса со всеми странами. Все те условия, правила игры, которые демонстрирует WADA, нравятся они кому-то или нет, были приняты на основе единого мнения международного спортивного сообщества. А идея об исключительности права одной отдельно взятой нации является камнем преткновения в решении большинства вопросов.

Например, очень сложно воспринимать тот факт, что НОК США выступает с осуждением решения CAS в отношении российских спортсменов и при этом проводит политику, при которой свои спортсмены не попадают под контроль WADA. То есть если завтра объявят, что хоккеисты из НХЛ будут принимать участие в Играх в Пекине или баскетболисты НБА в летних играх, у большинства спортсменов может возникнуть резонный вопрос о совершенно разных условиях допинг-тестирования. К американским лигам один подход, ко всем остальным — почему-то другой. Почему американский спортсмен получает у себя дома за нарушение антидопинговых правил наказание в виде пропуска нескольких матчей, а в Германии, Испании или Франции за аналогичный проступок сразу бан на четыре года. Конечно, это вызывает вопросы о справедливости существующей системы и недоверии к антидопинговой системе США.

— Как решение CAS повиляет на предстоящую деятельность ОКР? Изменится ли порядок финансирования?

— Решение абсолютно никаким образом не скажется на финансировании наших программ содействия подготовки к Играм. Я уже сказал в самом начале — ОКР является полноценным участником олимпийского движения, и все свои обязанности мы будем исполнять. Равно как и все члены ОКР. В этой части решения СAS никак не затрагивают нашу операционную деятельность.

— ОКР будет утверждать списки сборных на Игры в Токио, каким будет главный критерий для спортсменов — кандидатов на участие?

— Их два. Первый — результат квалификаций, второй — система отбора внутри каждой национальной федерации. Списки уже поданы, исполком ОКР их утвердил. У нас ничего не меняется с 2019 года.

— Не исключаете ли вы, что в отношении ряда российских спортсменов перед Играми в Токио будут приняты дополнительные санкции. Так, как это было перед Играми в Рио, когда МОК и международные федерации поставили шлагбаум перед спортсменами с допинговой историей и некоторыми федерациями (Всероссийская федерация легкой атлетики и Федерация тяжелой атлетики России)?

— Согласно решению Международного спортивного арбитража в этой части никаких дополнительных условий отбора для российских спортсменов не будет. Критерии будут такими же, как и у спортсменов из других стран.

— В комментарии ТАСС глава комиссии спортсменов ОКР Софья Великая подчеркнула — команда на Играх в Токио должна быть кристально чиста, поскольку нынешнее поколение отвечает за то, чтобы будущие олимпийцы выступали на равных с другими командами. И касается это не только спортсменов, а всех членов делегации России. Как будет вестись работа с командами, чтобы это действительно было так? Или вы абсолютно уверены в каждом, кто поедет на Олимпиаду?

— Хороший вопрос. Он вытекает из того, что произошло с нашими спортсменами в Пхёнчхане. Российская команда должна была выступить под своим флагом на церемонии закрытия, но два допинговых случая в составе нашей делегации — один в керлинге, второй в бобслее, к сожалению, привели к тем последствиям, о которых мы знаем. Безусловно, мы в этой части очень серьезно продвинулись, провели за это время большой объем работы, связанный с профилактикой антидопинговых нарушений, проведением образовательных мероприятий. РУСАДА в этом отношении полностью помогает, регулярно проводя под нашим патронажем мероприятия со спортсменами, целевыми группами, с тренерами.

Безусловно, для нас является важным аспектом, что РУСАДА очень активно ведет практику целевого тестирования. Вне рамок результатов отдельных соревнований. Тестирование с помощью современных смарт-систем, которые выявляют те или иные группы риска. Мы очень надеемся, что эта работа будет продолжена и все спортсмены, которые поедут в Токио в нашей команде, будут кристально чисты.

С Софьей нельзя не согласиться. Очевидно, что любое допинговое нарушение со стороны наших спортсменов на Олимпиаде в Токио очень серьезно ударит по имиджу всего российского спорта.

— Страшно задавать этот вопрос, но если на секунду представить, что Игры в Токио все-таки не состоятся. Чем это чревато для всего олимпийского движения и для наших спортсменов?

— Для нашего спорта это все же не станет какой-то глобальной катастрофой. Я бы так не сказал. Жизнь на этом не остановится. Однако отмена Игр, которой, я надеюсь, не случится, разрушила бы надежды целого поколения спортсменов, которые мечтали об Олимпиаде, положили очень много на алтарь того, чтобы выступить в Токио, продемонстрировать свои лучшие качества. Не хотелось бы, чтобы они лишились своей мечты. Тем более что та солидарность, которую проявили все участники процесса, показывает, что олимпийское движение во всем мире является одной из базовых ценностей гуманитарного характера, которая меняет людей, позволяет объединять не только страны и континенты, но и души спортсменов, те, кому эти ценности не безразличны.

— Ваша дочь София — чемпионка мира по фехтованию, один из лидеров команды. Она так же, как и все спортсмены, ждет Олимпиаду. Вы обсуждаете с ней эту ситуацию? Как она к ней относится?

— Безусловно, мы с ней разговариваем на эту тему. Сначала было некое замешательство, потом и разочарование. Но сейчас все с удвоенной энергией тренируются на базах, в отсутствие международных соревнований принимают участие в российских турнирах. Все поняли, что текущая ситуация достаточно долго продлится. Она новая для всех. И в этих условиях нужно стараться работать, поддерживать друг друга. И наша главная задача — моей организации и МОК — сделать все от нас на местах зависящее, чтобы не разочаровать наших спортсменов, создать им все необходимые условия для должной подготовки.

— Вам уже удалось ознакомиться с эскизами нашей формы от Zasport?

— Да, конечно. Думаю, что ждать ее релиза осталось недолго — где-то в феврале мы проведем совместную презентацию формы, и вы ее увидите.

— Делаются и защитные маски от коронавируса в цветах национального флага?

— Мы будем действовать в рамках тех мер, которые предложит оргкомитет. Я все-таки очень надеюсь, что к этому времени большинство спортсменов либо естественным путем, либо путем вакцинации приобретут иммунитет. Для нас это очень важно, чтобы никто в команде не заболел накануне Игр. В Японии будет создано достаточно условий для безопасного участия в играх, идет регулярный апгрейд. Но, безусловно, эти Игры не будут похожи на все остальные. Маска стала в нашей жизни и аксессуаром, и модной вещью — молодежь и люди солидного возраста самовыражаются в том числе и через ее дизайнерские решения. Думаю, никто против не будет.

— Главное, чтобы защита была хорошая: тканевые, как показывают исследования, от распространения инфекции не спасают ни носящих, ни окружающих. А что касается флага, раз нельзя российский — какой можно?

— Этот вопрос будет обсуждаться с нашими коллегами из МОК в ближайшее время. Думаю, что некие технические рекомендации, которые примет исполком МОК, появятся в следующем году. Но эту работу мы уже начали. И у нас нет сомнений, что наиболее приемлемым в данной ситуации для всех сторон вариантом будет флаг с изображением логотипа Олимпийского комитета России. Наш флаг, который мы, кстати говоря, на всех олимпийских мероприятиях всегда символически вручаем делегациям, которые провожаем, пользуемся им и на торжественных церемониях, и протокольных мероприятиях. Думаю, вокруг флага ОКР и будет идти обсуждение со всеми заинтересованными сторонами.

— Что касается гимна. Мы ведь можем петь, что угодно — от "Катюши" до "Я свободен" Кипелова?

— Безусловно, нам никто не запретит исполнять любую мелодию, либо композицию, связанную с нашей страной, но не являющуюся ее гимном. Потребуется большая работа, если хотите, даже худсовет, чтобы на основе широкого обсуждения подобрать наиболее удачную композицию. Это творческий процесс. Мы с таким пока не сталкивались, но это вызов, который нужно достойно принять.

— Вопрос по таким молодым видам спорта, как скалолазание, скейтбординг. Могут ли спортсмены в этих видах готовиться к Играм. Еще вы говорили, что мы будем стараться развивать серфинг. Но каким образом это возможно в нашей стране?

— Это практика, которая уже существует. Мы и у себя постепенно создаем необходимые условия, и спортсмены пока могут тренироваться на зарубежных площадках. Говоря о тех же горнолыжных дисциплинах, у нас нет условий для организации полноценного скоростного спуска. Спортсмены тренируются там, где им удобно, в том числе и в других странах. На Камчатке, к примеру, хорошие условия, только прохладно немного.

В этой части самое главное — поддержать эти виды спорта и дать возможность нашим спортсменам реализоваться в них. В этом и заключается наш подход. Нужно время, потому что некоторые дисциплины нуждаются в специализированных спортивных центрах на территории нашей страны. Это одна из задач, которую мы обсуждали, в том числе и с министром спорта Олегом Матыциным. Задача в том, что каждый вид спорта, тем более олимпийский, должен иметь свою тренировочную базу для подготовки.

А тем, что сделано в последние годы, например в скалолазании, не может похвастать ни одна другая страна в мире. Создано большое количество профессиональных спортивных скалодромов в стране.

— Странная ситуация вокруг чемпионата мира по фристайлу и сноубордингу 2025 года, который, как ожидалось, мог пройти в Красноярске. Вы наверняка в курсе, что Международная федерация лыжных видов спорта от проведения его в России отказывается, хотя санкции к тому моменту должны уже закончиться. Что с этим делать и как на это реагировать?

— Думаю, ответ на это даст сама международная федерация. Со своей стороны могу лишь сказать, что в практике большинства международных федераций наделение правом проведения турнира той или иной страны осуществляется за два-три года. То есть решение будет приниматься в 2022/23 годах. Говорить о том, что Красноярск лишится этого права, пока сомнительно.

— Вы в конце декабря уже успели купить новогодние подарки для своих родных?

— У меня подарками занимается моя супруга. И очень успешно в последние годы (смеется).

— Чего бы вы хотели пожелать в Новом году всем российским атлетам?

— Ответ простой и короткий — увидеться всей нашей дружной олимпийской командой в Токио.

Беседовала Вероника Советова